Справочная система сервера Статистическая база данных Экспресс-анализ Периодические издания Специальные материалы Архив АЛ "Веди"

Капитализм основывается на доверии
В обществе не происходит обращения капитала
Заключение
К. Кумабэ,
глава московского представительства Японского банка
для международного сотрудничества (ЯБМС)
X. Юса,
аналитик московского представительства ЯБМС

Глава представительства Японского банка для Международного сотрудничества в странах бывшего СССР г-н Кэнсаку Кумабе закончил свое более чем трехлетнее пребывание в России. В ходе наших многочисленных частных встреч с ним он неоднократно делился о своем неоднозначном восприятии нашей действительности. С одной стороны, он высказывал веру в огромный потенциал и широкие возможности нашей экономики. С другой - глубокое разочарование и сформулированными в свое время принципами, и непосредственной реализацией рыночных преобразований в России.

Несмотря на определенную эмоциональную тональность, у представляемого Вашему вниманию материала имеется заметный методологический контекст. Прежде всего, это взгляд иностранца на рыночные преобразования в нашей стране, причем доброжелательный взгляд человека, отвечающего за прямые инвестиции в Россию со стороны Японии. И этот взгляд тем более ценен, что он основывается на тщательном изучении не только российской экономики, но и истории восстановления разрушенной Второй мировой войной экономики Японии, опыте работы с другими странами Восточной Европы и бывшего СССР, вставших на рыночный путь. Дополнительный аргумент в пользу того, что эта статья может представлять значительный интерес, - то, что "внутренние" наши дискуссии об экономических проблемах зачастую уводят нас в область политического и корпоративного противостояния, тогда как данный материал естественным образом независим и сконцентрирован собственно на проблемах неэффективности российской экономики.

Наш журнал первым опубликовал почти два года назад статью американских экономистов Клиффорда Г. Гадди и Барри В. Икеса "Виртуальная экономика России" (1988, N 11), представлявшую взгляд на российские реформы с Запада. Обзор же японских экономистов представляет мнение Востока. Надеюсь, что данный материал продолжит дискуссию о проблемах российских реформ и поиске путей преодоления кризиса, в котором перманентно пребывает наша экономика все последние годы.

Главный редактор журнала "Экономическое развитие России"
Алексей Ведев

Вверх

Капитализм основывается на доверии

ыслимо ли, чтобы в стране, претендующей на членство в "большой восьмерке", цены в ресторанах устанавливались в американских долларах, большая часть заполнивших рынок импортных товаров ввозилась в обход положенных пошлин, а население, не доверяющее банкам, держало "под матрацами" 50 млрд. долларов?", - усмехается японский бизнесмен - производитель медицинского оборудования. Это, кстати, при том, что официальные золотовалютные резервы в этой стране составляют (по состоянию на август 2000 г.) примерно 23 млрд. долларов.

1 января 1992 г. - дата рождения "новой России". С тех пор на протяжении восьми лет МВФ, другие международные организации и правительства западных стран вместе с бывшим российским президентом Б. Ельциным непрерывно работали над тем, чтобы сделать Россию капиталистической. Существовало убеждение, что с окончанием противоборства коммунизма и капитализма либерализация цен и приватизация предприятий в России автоматически приведут страну к капитализму. Да, действительно, в стране утвердился закон, согласно которому товары движутся туда, где есть деньги. Осталась в прошлом система, при которой цены устанавливались государством, а для того, чтобы купить товар, наличия денег было недостаточно - требовалось иметь еще и соответствующие привилегии. Сегодня в Москву попадают товары со всего мира, и при наличии денег здесь можно жить комфортно и богато. Можно сказать, сюда пришел капитализм. Однако при этом часто остается за скобками вопрос о том, кто владеет этими товарами, каковы размеры получаемой прибыли и кому она достается? И легально ли, например, происхождение 20 сортов кетчупа, стоящего на сверкающих чистотой полках в просторном магазине? (Кстати, в Токио найдется не так много магазинов, где можно было бы насчитать 20 сортов кетчупа.) Капитализм по своей сути - это общество, в котором движение товаров и денег образует открытую, прозрачную и понятную систему. В сегодняшней России ситуация иная.

В словаре можно найти следующее определение капитализма: "общество, в котором, стремясь к получению прибыли, находящийся в частной собственности капитал и рабочая сила вступают в отношения на рынке, а цены сделок определяются спросом и предложением". Однако для того, чтобы общество могло жить по этим правилам, обязательным условием является доверие к государству и обществу, необходима система, позволяющая людям, совершенно друг с другом не знакомым, уверенно взаимодействовать в рамках этой системы. Капитализм зиждется на системе отношений взаимного доверия. Конечно, довериться совершенно незнакомому человеку непросто, но доверие к системе делает это возможным. Капиталистическое общество поддерживается сетью специализированных знаний и деятельности, включая правила финансового учета, аудит предприятий, управление запасами и т.п. Есть вера в то, что для нарушителей закона предусмотрены наказания и эти наказания применяются на практике. Общество, в котором все названное не утвердилось, с неизбежностью превращается в капитализм "для своих" (crony capitalism). Ведь если система и законы, о которых шла речь выше, в обществе не работают, то как же можно в нем доверять незнакомым людям? Как можно доверить свои кровные деньги учреждению, называющемуся банком, если нет никакой гарантии, что эти деньги впоследствии можно будет вернуть? И сколько найдется банков, готовых дать деньги в кредит предприятиям, если те не имеют представления об институте залога и о том, сколько у них долгов?

Поэтому движение капитала в рамках отдельных секторов российской экономики не выходит за их пределы. Посмотрим, как работают сегодня в России четыре основных экономических сектора - домашние хозяйства (население), банки, предприятия и правительство.

Вверх

В обществе не происходит обращения капитала

Домашние хозяйства

Население не верит ни банкам, ни правительству, ни национальной валюте. Получив деньги, люди тут же снимают их с банковских счетов и все, что не предназначено для текущего потребления, конвертируют в доллары. В день выдачи зарплаты во всех учреждениях - как государственных, так и частных - выстраиваются очереди к банкоматам. Многие рестораны и магазины, наученные горьким опытом инфляции и падения курса национальной валюты, устанавливают цены в долларах. Потребление на подъеме. Вдоль московских улиц выстроились магазины, не отличающиеся от токийских. При среднестатистической зарплате в 150 долларов активно раскупается телевизионная и видеотехника ведущих производителей. Так как в случае необходимости эту технику можно продать или обменять, она оказывается более пригодной в качестве объекта инвестирования, чем нестабильный рубль. К этому добавились отсутствие привычки делать существенные сбережения, что связано с низкими расходами на образование и медицинское обслуживание и пережитками социалистического менталитета, а также ощущение относительной дешевизны (в условиях проводившейся до августа 1998 г. политики "сильного" рубля) импортных товаров, ранее недоступных населению.

Все это и привело к тому, что города охватил настоящий потребительский бум. После финансового кризиса место импорта частично заняли товары местного производства, но в целом московское процветание поражает иностранцев, имевших представление о России как о бедной стране. Вместе с тем лишь немногие российские граждане платят налоги. Некоторые из них - "нувориши" с доходом до 10 тысяч долларов в месяц, но платящих налоги среди них единицы. Сами они объясняют это так: "Если честно платить все налоги, около 40% дохода необходимо отдать в социальные фонды, еще 35% - в виде подоходного налога. То есть из десяти тысяч семь с половиной нужно заплатить государству. С другой стороны, пенсия по старости - меньше 50 долларов в месяц. Так какой же сумасшедший будет ради этой пенсии ежемесячно отдавать семь с половиной тысяч долларов?!". Те же, кто работает за 300 долларов в месяц, в свою очередь задаются вопросом: "Если те, кто купается в роскоши, не платят налоги, то почему мы должны их платить?" А в результате задача собрать деньги с населения становится для правительства крайне сложной. Размеры теневой экономики оцениваются в пределах от 25 до 60 процентов ВВП, при этом Госкомстат при оценке российского ВВП досчитывает его с 25%-ной поправкой на неучтенную хозяйственную деятельность.

Вверх

Финансовый сектор

Банки в России не могут привлечь и освоить средства сектора домашних хозяйств. Наличные сбережения населения оцениваются в 50 млрд. долл., "утечка" капитала - в 2.5 млрд. долл. в месяц (данные ЦБ России). Капитал в России вращается между населением, теневой экономикой и иностранными банками, в результате чего в российских банках оказывается только очень ограниченная его часть. До финансового кризиса появившийся средний класс и пенсионеры, соблазненные высокими процентами, начали было нести свои средства в банки, но остатки доверия к ним окончательно развеял разразившийся кризис. Даже Сбербанк - единственная кредитная организация, на которую распространялась гарантия вкладов, - временно замораживал выплаты пенсий и заработной платы. Люди усвоили: чужому верить нельзя. Своему - другое дело. Так называемые "олигархи" - богатейшие люди, состояние которых вызывает зависть у большинства американцев и японцев, - совершенно не пострадали от кризиса. Пользуясь инсайдерской информацией, они вовремя избавлялись от имевшихся у них гособлигаций и накануне банкротств перевели свои деньги из "проблемных" банков в более безопасные места.

17 августа 1998 г. российское правительство и Центральный банк объявили о прекращении поддержки рубля, приостановлении операций с государственными облигациями, а также о введении 90-дневного моратория на выплаты банками по иностранным кредитам, что привело к хаосу на финансовых рынках. Причем в тот момент смысл 90-дневного моратория был непонятен как для специалистов, так и для иностранных инвесторов. 24 августа ситуацию попытался прояснить тогдашний заместитель председателя ЦБ России С. Алексашенко, собрав для этого представителей иностранных кредиторов, но и он не смог дать конкретные разъяснения. Фактически же за эти 90 дней некоторые российские банки, в частности "Менатеп", смогли перевести наиболее ценные активы в другие банки. Обе палаты парламента тогда же приняли поправки к закону "О банкротстве кредитных организаций", облегчающие эту процедуру и защищающие интересы кредиторов и вкладчиков, но президент Ельцин 30 октября 1998 г., использовав свое право, наложил на него вето. В результате "Менатеп", бывший до этого одним из крупнейших российских банков, "обанкротился", похоронив деньги своих вкладчиков и кредиторов, и одновременно был создан банк "Менатеп-Санкт-Петербург". Некоторые отделения нового банка располагались в тех же помещениях, где раньше были отделения "Менатепа", использовали тот же штат сотрудников и те же компьютеры, но формально уже не имели к нему никакого отношения.

До сих пор крупные банки получали свои доходы главным образом в результате спекулятивных операций с государственными облигациями и акциями, содействия в отмывании средств, ведения бюджетных счетов, краткосрочного кредитования предприятий под высокие проценты и др. Возможно, было и долгосрочное кредитование, если речь шла о предприятиях, имевших прочные отношения с мафией или с высокопоставленными чиновниками. Поскольку российские банки часто создавались крупными предприятиями в качестве "карманных", некоторые банки остаются тесно привязанными к тем или иным предприятиям. С учетом неразвитости института залога естественно, что кредитование обычных предприятий осуществляется сегодня в России в очень ограниченных объемах. Несмотря на то что международные организации и правительства западных стран долгое время оказывали содействие в становлении в России кредитных институтов, в условиях отсутствия системных основ, которые позволяли бы аккумулировать средства населения и финансировать предприятия, капитал не рециклируется в обществе, сколько бы ни создавалось новых банков. Если банки не могут кредитовать реальный сектор, то аккумулированные средства оказывается чрезвычайно трудно прибыльно использовать, и в результате они вновь направляются на спекулятивные игры.

Вверх

Предприятия (реальный сектор)

В последние восемь лет налоговый пресс на предприятия в России был нереалистично тяжелым. Система налогообложения оставалась непроработанной: звучит несерьезно, но при аккуратной уплате всех налогов прибыль падает до нуля. Помимо высоких ставок обложения сказывается отсутствие принятого на Западе понимания категории "издержки": многие необходимые виды расходов, например на рекламу, оказывается невозможным включить в издержки, в результате чего они облагаются налогом как часть прибыли. Для открытия дела необходимо получить свыше сотни разрешений и согласований, что, помимо хлопот, выливается в своего рода дополнительное налогообложение в форме комиссионных и взяток. В этих условиях предприятия, чтобы выжить, ведут двойную и тройную бухгалтерию, скрывая свое истинное финансовое положение. То есть в интересах сохранения своего существования предприятия просто не могут раскрывать финансовую информацию о себе.

Государственные предприятия, которым правительство задерживает или не платит субсидии и деньги за выпущенную продукцию, испытывают острую нехватку "живых" денег и реализуют свою продукцию по бартеру. По данным ЦБР, доля бартера в расчетах между предприятиями достигает 50-60%, а в регионах - и 70-80%. Получается, что после распада СССР произошла не "капитализация" экономических отношений, а, скорее, их "материализация". Выстраиваются сложные схемы. Так, например, автозавод упаковывает детали в картонную тару, полученную в обмен на поставки автомашин от фармацевтической фирмы, которая в свою очередь получила эту тару от книготоргового предприятия в обмен на лекарства. Подчас и зарплата работникам выплачивается не деньгами, а товарами "по бартеру". Поскольку расчет при бартере и других неденежных формах расчетов производится по ценам, которые не являются ценами рыночных сделок, финансовое состояние предприятий становится еще менее прозрачным и более благодатным для уклонения от налогообложения. Некоторые утверждают даже, что использование бартера сейчас объясняется не столько нехваткой денег, сколько соображениями ухода от налогов.

Много проблем связано и с приватизацией государственных предприятий. Международные финансовые организации в последние восемь лет всячески рекомендовали банкротить и продавать неэффективные госпредприятия, но в процессе приватизации многие активы незаконно либо по бросовым ценам попали в руки так называемых олигархов. Поскольку Всемирный банк и МВФ в этом вопросе не критиковали действия российского правительства, а сама приватизация происходила по рекомендациям этих международных организаций, многие россияне винят Запад за то, что "народное достояние было распродано и передано в преступные руки". Международные финансовые организации и сейчас призывают к продолжению приватизации, но в дальнейшем намерены обусловливать предоставление финансовой помощи не только открытостью и гласностью результатов, но и самого процесса приватизации, отсутствием в его ходе злостных нарушений.

Международные финансовые организации настаивают также на том, чтобы приватизированные гиганты "Газпром" (монополия, бывшее Министерство газовой промышленности) и "ЕЭС России" (также монопольное предприятие, бывшее Министерство электроэнергетики) прекратили поставки клиентам, не оплачивающим счета за поставленные газ и электричество. Однако самый большой неплательщик для этих компаний - государственные предприятия и учреждения, в том числе военного комплекса. Нельзя же прекращать подачу электроэнергии этому комплексу, в составе которого находятся и ядерные объекты! После того как правительство, действуя в духе рекомендаций международных финансовых организаций, объявило о необходимости отключения неплательщиков, телекомпания НТВ 28 июня 2000 г. сообщила, что после прекращения РАО "ЕЭС России" подачи электроэнергии на военный объект, имевший перед ним задолженность, военнослужащие заняли местную электростанцию. 24 июля того же года из-за отключения электричества во Владивостоке в больнице погиб ребенок. 13 августа по причине неоплаты счетов "ЕЭС" приостановило подачу энергии МПС, в результате чего было дезорганизовано движение на железных дорогах. Думается, правительство не должно доходить в своей политике до того, чтобы системы жизнеобеспечения общества оказались полностью парализованы. И прежде чем отключать подачу электроэнергии, оно должно было бы заплатить по своим собственным счетам.

Правительство

Истинное финансовое положение предприятий хотели бы знать не только банки. Без такого знания невозможен и сбор налогов. Невозможность собрать налоги "живыми деньгами" ведет и к тому, что правительство оказывается не в состоянии заплатить "Газпрому" и "ЕЭС России" за потребленные газ и электроэнергию. До сих пор для выбивания налогов правительство использовало рейды налоговой полиции, когда полицейские в масках и с автоматами врывались в офисы компаний и принуждали к уплате налогов; готовило (в лице Госналогслужбы) законопроект об обязательном депонировании в банках наличных средств физических лиц (законопроект разрабатывался в январе 1999 г.; но впоследствии от этой идеи отказались). При нынешнем президенте Центр стратегических разработок под руководством Г. Грефа, сознавая ограниченность эффекта применения силовых методов, разработал план реального снижения налоговых ставок. В июле 2000 г. по предложению правительства российский парламент утвердил самую низкую в западном мире ставку налогообложения личных доходов - 13%. Резко снизив максимальную в рамках существовавшей ранее прогрессии ставку подоходного налога (30%), правительство тем самым попыталось хотя бы немного повысить его собираемость. Даст ли эта мера эффект - вопрос спорный, но очевидно, что самые непрозрачные финансы сегодня - это финансы правительства, ЦБР и президентской администрации. Утечка капитала здесь несопоставима с утечкой в корпоративном и личном секторах. Выручка от продажи драгоценных металлов остается на банковских счетах за рубежом и часто не включается Центральным банком в состав официальных золотовалютных резервов. Учитывая, что и сегодня Центральный банк имеет дочерние предприятия внутри страны и за рубежом, осуществляет не раскрываемое публично льготное финансирование и т.д., вопрос о том, каковы границы и размеры собственности ЦБР, остается без ответа.

1 февраля 1999 г. тогдашний Генеральный прокурор Ю. Скуратов заявил в парламенте, что "с 1993 г. по 1998 г. Центральный банк незаконно направил своей дочерней компании ФИМАКО (FIMACO), зарегистрированной в британской оффшорной зоне с капиталом в 1 тыс. долл., валютные средства на сумму 50 млрд. долл.", что вызвало скандал (на следующий же день президент Ельцин отстранил генерального прокурора от исполнения обязанностей "по состоянию здоровья", после чего по телевидению была показана компрометирующая видеозапись и возбуждено дело по обвинению генпрокурора в коррупции с последующей его отставкой). После этого председатель ЦБР заявил, что FIMACO использовалась ЦБР "для защиты валютных резервов", оправдывая тем самым перед населением тайный перевод иностранной валюты за рубеж и непредоставление точных сведений международным организациям. В ситуации, когда условием получения кредитов от МВФ является именно предоставление последнему точной информации о состоянии золотовалютных резервов, ЦБР тем самым фактически признался в том, что дал представителям фонда ложную информацию. На волне скандала МВФ потребовал проведения аудита ЦБР. Правда, проводившая аудит западная аудиторская компания "Прайс Уотерхаус Куперс" не нашла оснований для претензий к ЦБР, однако многие выражают сомнения относительно результатов этой проверки.

Нет ясности и с собственностью администрации президента. Согласно информации, предоставленной 26 апреля с.г. комитетом по собственности Государственной Думы, зарубежные активы российского правительства оцениваются величиной от 3 до 400 млрд. долл., однако данные об этих активах ограничиваются информацией по объектам недвижимости на сумму 11 млн. долл. В 1995 г. Министерство финансов предприняло попытку составить реестр зарубежных активов государства, но из-за нехватки средств работа была остановлена. В 1998 г. по поручению президентской администрации западной исследовательской компанией "Кролл Ассошиэйтс" была проведена ревизия государственных активов, но ее результаты не были обнародованы. Сложности с получением документов о зарубежных активах российского государства испытывает парламент - каналы получения такой информации ограниченны, а истинная картина покрыта завесой неизвестности. Вместе с тем проект закона о раскрытии информации о государственной собственности трижды отклонялся тогдашним президентом Б. Ельциным. Заместитель председателя комитета по собственности Государственной думы, депутат от оппозиционного блока "Отечество - Вся Россия" И. Лисиненко критически замечает, что "зарубежные активы правительства в 1990-е годы были незаконно переданы в ведение президентской администрации в лице главы ее Управления делами П. Бородина, оказавшись таким образом выведены из-под контроля. Кремль же так и не провел их инвентаризацию". Сам П. Бородин, выступая в прошлом году в эфире телекомпании НТВ, заявил, что администрация президента "владеет в 78 странах 715 объектами общей стоимостью 650 млрд. долл."

В то же самое время мы наблюдаем неплатежи по взаимным расчетам между предприятиями и невыплаты заработной платы, "ЕЭС" отключает от электричества школы. Вряд ли это можно назвать справедливым распределением государственной собственности. Конечно, создать реалистичную налоговую систему - это важная задача. Однако для того, чтобы население с доверием относилось к власти и платило ей налоги, прежде всего необходима уверенность населения в том, что собранные в виде налогов деньги используются эффективно и не исчезают неведомо куда. Если преемники во власти тех, кто фактически приватизировал в свою пользу государственную собственность, потребуют вернуть эту собственность, подобно тому как президент Индонезии Вахид потребовал от своего предшественника Сухарто вернуть государству 45 млрд. долл., это бы не только наполнило бюджет доходами, но и помогло бы вернуть доверие населения. В России же нынешний президент В. Путин первым же своим указом после вступления в должность исполняющего обязанности главы государства гарантировал бывшему президенту Б. Ельцину и его семье безопасность, материальное обеспечение и иммунитет от судебного преследования. Учитывая это обстоятельство, лишь немногие ожидают, что новый президент пойдет на перераспределение доходов, включая собственность членов бывшего политического руководства. Если президент Путин официально провозглашает такие цели, как равенство всех перед законом, искоренение коррупции и прозрачность отношений, то начать он должен с раскрытия информации о государственной собственности - и прежде всего собственности администрации президента.

Вверх

Двигаться к современному капитализму

С 1999 г. российская экономика переживает подъем. Однако факторы, обусловливающие этот подъем, - это внешние, экзогенные факторы: рост мировых цен на нефть (основной экспортный товар России) и замещение импорта внутри страны в результате падения курса национальной валюты. Фундамент экономики, как признает это и само правительство, продолжает оставаться очень непрочным. Сохраняется задача утвердить доверие во взаимоотношениях между четырьмя основными секторами экономики - населением, банками, предприятиями и правительством - и обеспечить циркуляцию капитала между ними.

До сегодняшнего времени важнейшими элементами "экономических реформ" в понимании МВФ, других международных финансовых организаций и правительств западных стран были либерализация цен, приватизация и создание финансовых рынков. Однако следы финансовой и материальной помощи для достижения этих целей теряются с каждой сменой правительства, в то время как помощь в подготовке кадров и интеллектуальное содействие, нацеленные на установление отношений доверия, - это универсальная ценность, необходимая любому правительству. В качестве условий, необходимых для создания такого доверия, хотелось бы отметить следующие четыре момента.

1. Обязательность использования международных стандартов бухгалтерского учета

Необходима прозрачность финансового положения предприятий; необходима система, которая позволила бы правительству и кредитным учреждениям финансировать действительно эффективные предприятия. При содействии со стороны Западной Европы, США и Японии уже неоднократно проводились семинары по международной системе бухгалтерского учета, но до тех, пор пока предприятия не будут обязаны составлять соответствующую отчетность, найдется не много желающих тратить свое время и деньги на посещение этих семинаров. Ведь сегодня, усвоив международную систему, применить ее можно только при привлечении кредитов из-за рубежа. Для того же, чтобы уйти от налогообложения или вести бартерные операции, хозяевам того или иного предприятия часто выгоднее сохранять непрозрачность его финансового положения. Если не сделать использование международных правил бухгалтерского учета обязательным, трудно ожидать, что финансы предприятий станут прозрачными. Да, МВФ выставил в качестве одного из условий предоставления России финансовой помощи внедрение в банковских учреждениях международных правил бухгалтерского учета, но одними только банками ограничиваться бессмысленно. Если не будет ясности с финансовым положением предприятий реального сектора, кругооборота капитала в обществе все равно не будет.

2. Укрепление аналитических возможностей

Необходимо усилить возможности банков анализировать ситуацию на предприятиях. В советский период предприятия отбирались для льготного финансирования и развивались главным образом по политическим, а не экономическим соображениям. Частично подобная логика сохраняется и по сей день. Поскольку новые банки сосредоточили свою деятельность на операциях с валютой и государственными облигациями, их способность изучать ситуацию на предприятиях так и не получила полноценного развития. Банки сегодня нуждаются в специализированных технологиях, которые бы позволяли им отбирать для кредитования наиболее перспективные предприятия и проекты не только с точки зрения финансового положения предприятий, но и с учетом оценок перспектив продаж продукции, состояния конкуренции и т.п.

3. Преемственность власти и институтов

По-прежнему сохраняется ситуация, при которой проекты запускаются волюнтаристским решением правительства и останавливаются при смене последнего. Сказывается на бизнесе и стремительная смена институтов и законодательства. В практике бывшего Экспортно-Импортного банка Японии был случай, когда предприятие, определенное российским правительством в качестве объекта финансирования в рамках соответствующего проекта, следующим составом правительства неожиданно было внесено в список предприятий, подлежащих банкротству.

Можно привести еще один пример. Одно из российских предприятий, получивших кредит под правительственную гарантию, закупило в Японии оборудование для производства микроволновых печей. Однако уже после начала реализации проекта неожиданно были изменены правила, регулирующие условия импорта, и оборудование, которое предполагалось ввезти в страну беспошлинно, подпало под действие импортного тарифа. У предприятия-импортера не было средств для уплаты пошлины, в результате чего часть оборудования полтора года простояла на таможенном складе. Предприятие не могло приступить к производству, а российское правительство тем временем было вынуждено начать погашение кредита. Одновременно оборудование, бесцельно простаивавшее на складе, устаревало. В подобной ситуации никакие заверения нового российского правительства и президента Путина не снижают высоких рисков деловых отношений с российскими предприятиями.

4.Прозрачность государственных финансов

Очень важно дать ясную картину того, на каком основании, куда и для чего расходуются бюджетные средства. Сегодня отсутствуют наказания за использование бюджетных средств в нарушение принятого парламентом закона о бюджете, сохраняется поле для произвольных решений Министерства финансов. В подобных условиях, когда использование бюджетных средств в нарушение порядка, установленного законом о бюджете, не считается криминалом, вряд ли будет обеспечено эффективное их использование. Важной задачей является также укрепление независимости и расширение полномочий Счетной палаты.

Вверх

Заключение

В первый послевоенный период и в период реформ Мэйдзи в Японии были свои олигархи; были люди, использовавшие политическую и экономическую ситуацию для собственного обогащения. Создание системы, при которой все равны перед законом, - процесс длительный. К тому же Россия не потерпела военного поражения, и, в отличие от проигравших прошлую войну Японии и Германии, россиянам очень трудно полностью отбросить старую систему и заново отстраивать соответствующие институты. Немалое число людей испытывают чувство протеста при виде возникающих в этом процессе негативных явлений. Аудит предприятий и организация бухгалтерского учета поручаются главным образом западным компаниям, западным консультантам выплачиваются огромные средства, выделенные на оказание помощи России. Существует среди россиян и ощущение, что их "используют". В этих условиях косовский кризис и ситуация вокруг проблемы ПРО способствовали усилению в обществе антизападных настроений. Если в первое время после распада СССР наблюдалось восторженное отношение ко всему западному, то теперь маятник качнулся в обратном направлении

С другой стороны, президент Путин проводит реалистичную, прагматичную политику активизации отношений со всеми странами, включая США и страны Западной Европы, позитивно относится к привлечению в страну иностранного капитала. Думается, в течение какого-то времени он будет не только учитывать, но и в определенной степени использовать в своей внутренней политике существующие в обществе антизападные настроения. Однако порочная система, при которой капитал в обществе не обращается, за эти восемь лет успела укорениться, так что реформировать структуры, извлекающие из нее прибыль, будет очень непростой задачей. Тем не менее Россия - богатая страна, обладающая обильными запасами нефти, газа, драгоценных металлов и других ресурсов. Если здесь будет действительно создана капиталистическая система, где капитал обращается, обогащая общество, то Россия в перспективе вновь может стать супердержавой.

Вверх



Copyright © 2000 VEDI