Справочная система сервера | Статистическая база данных | Экспресс-анализ | Периодические издания | Специальные материалы | Архивы | АЛ "Веди"

Другие оперативные материалы АЛ Веди

Прогресс глобализации и японо-российские отношения

Кэнсаку КУМАБЭ
Японский банк для международного cотрудничества (JBIC)

Уважаемые участники семинара!

Позвольте представиться - Кумабэ, директор Второго департамента международных финансов Японского банка для международного сотрудничества. Прежде всего, разрешите выразить вам мою признательность за приглашение принять участие и возможность выступить на этом авторитетном семинаре. Позвольте также выразить глубокую благодарность Горбачев-Фонду и Институту международных социально-экономических за их огромный вклад в подготовку и проведение этого семинара. Я искренне рад, что сегодня, спустя всего лишь два месяца после того, как в Москве и Санкт-Петербурге был проведен семинар, посвященный развитию деловых связей между российскими и японскими компаниями, я имею возможность в присутствии бывшего президента СССР и других уважаемых гостей высказаться на тему "Прогресс глобализации и японо-российские отношения", с конструктивных позиций оценивая перспективы японо-российского сотрудничества. Однако прежде чем перейти к основной теме выступления, я бы хотел сказать несколько слов о себе и о Японском банке для международного сотрудничества, в котором я в настоящее время работаю.

Лично я связан с Россией уже 35 лет - с тех пор как, будучи еще старшеклассником в школе, выбирал для себя второй иностранный язык. Из трех возможных вариантов - немецкий, французский и русский - я должен был выбрать один. Мой дед, который в то время жил вместе с нами, сказал: "Нынешнее состояние отношений между Японией и Россией противоестественно. Но к тому времени, когда ты станешь взрослым, времена изменятся. Выбирай русский". Кстати, мой дед был дипломатом и незадолго до начала второй мировой войны был уволен из японского МИДа за прозападные, антивоенные настроения. Он всегда умел смотреть далеко вперед, опережая свое время. Несмотря на преклонный возраст - семьдесят лет, - он даже начал вместе со мной учить русский, Позднее, будучи студентом, я впервые приехал в Советский Союз, где в течение двух месяцев путешествовал по стране и встретил сердечное к себе отношение простых людей. Все это сильно повлияло на мою дальнейшую жизнь. Желая работать для улучшения отношений с Советским Союзом, я поступил на работу в Эксимбанк Японии, который в то время предоставлял кредиты СССР. В 1981 г. от этого банка я приехал на стажировку в Ленинград, вместе с советскими людьми переживал все бытовые трудности, так же стоял в очередях. Мне довелось поработать в коммерческих подразделениях банка, где я занимался кредитованием освоения ресурсов Сибири и Дальнего Востока и перестроечных реформ, а также в исследовательском подразделении, где изучал российскую экономику и финансы. С марта 1997 по сентябрь 2000 г. я возглавлял московское представительство банка и всячески стремился улучшить японо-российские отношения.

Среди розданных вам материалов есть и записка под названием: "Как направить реальные деньги в реальный сектор экономики" - это текст моего выступления в мае 1999 г на слушаниях в подкомитете Госдумы по малому и среднему предпринимательству. Буду рад, если вы впоследствии найдете время, чтобы с ним ознакомиться. После этого выступления у меня были откровенные дискуссии с представителями федеральной и региональных администраций, законодательных органов, бизнеса, науки.

Сейчас я возглавляю департамент, который ведет кредитные операции с более чем 120 странами, в том числе странами бывшего СССР, включая Россию; Европы, Ближнего и Среднего Востока, Африки, но к России, которую я считаю своей второй родиной, у меня особое отношение.

Поэтому возможность принять участие в дискуссии по вопросам японо-российских отношений вместе с г-ном Горбачевым и другими российскими участниками для меня особенно приятно.

Теперь позвольте мне сказать несколько слов об отношениях с Россией нашего банка. Подробнее они раскрыты в представленных вам материалах.

Японский банк для международного сотрудничества - это государственный кредитный институт, учрежденный в 1999 г. и являющийся преемником Эксимбанка Японии. Этот институт совмещает в рамках одного учреждения такие функции, как оказание официальной помощи зарубежным странам, содействие экспортным операциям японских компаний, создание ими предприятий за рубежом, а также предоставление кредитов для поддержания стабильности международной финансовой системы, как это было, например, в период "азиатского финансового кризиса", когда наш банк предоставил несвязанные займы на сумму в несколько десятков миллиардов долларов. Кроме того, учитывая, что Япония обделена природными ресурсами, этот уникальный институт также выполняет функцию поддержки импорта необходимых ресурсов. Имея в штате менее 900 сотрудников, банк в прошлом году взял на себя обязательства о предоставлении кредитов на общую сумму 1,9 трлн. иен (около 15 млрд. долл.). Это больше, чем соответствующий показатель Всемирного банка (прибл. 105 млрд. долл.). Сумма выданных (непогашенных) кредитов на балансе банка на конец 2001 г. составила 22 трлн. иен (прибл.170 млрд. долл.), что также превышает аналогичный показатель Всемирного банка (118,6 млрд. долл.)

На нашей памяти ваша страна из Советского Союза превратилась в Российскую Федерацию, а Экспортно-импортный банк Японии стал Японским банком для международного сотрудничества, но тесные отношения между нашим банком и вашей страной сохраняются. В советское время банк построил многоплановые финансовые отношения с СССР, предоставляя кредиты для освоения природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока и финансируя практически все сделки по поставкам в Советский Союз японского комплектного оборудования, в том числе оборудования для производства удобрений. Общий размер кредитных обязательств, принятых банком по проектам, связанным с Россией (их общее число - 559) составляет приблизительно 2 трлн. иен (около 17 млрд. долл.)

После распада СССР в отношении России было принято 62 решения о кредитовании, сумма обязательств по которым достигает приблизительно 5 млрд. долл. В самом общем виде речь идет о следующих проектах.

В целях поддержки системной трансформации в России и активизации экономических отношений между двумя странами на межправительственном уровне было достигнуто соглашение об использовании схемы кредитования экспорта японских компаний в Россию под гарантии правительства Российской Федерации на общую сумму 1,2 млрд. долл. В рамках этого соглашения осуществляется ряд проектов. Конкретными примерами являются проект закупки оборудования для завода по производству детского питания в Хабаровском крае, который посещал президент В. Путин, и поставка медоборудования для президентского медицинского центра в Москве.

К сожалению, по ряду обстоятельств с российской стороны некоторые из согласованных правительствами Японии и России проектов не осуществляются. Эта проблема является предметом обсуждения на межправительственном уровне, но решение по ней пока не найдено.

Эти экспортные кредиты предоставляются под гарантии российского правительства, но по ряду других проектов, в зависимости от содержания проекта и кредитоспособности заемщика, банк рассматривает и возможность кредитования без правительственных гарантий. Например, в форме структурированного финансирования мы поддерживаем реализацию проекта строительства морского газопровода на Черном море (проект "Голубой поток"), где в роли обеспечения кредита используется выручка от экспорта газа.

Кроме того, в марте этого года мы заключили банковское кредитное соглашение с коммерческим Внешторгбанком РФ на сумму 80 млн. долл. для финансирования импорта в Россию японской продукции, расширив тем самым набор финансовых схем, используемых в наших взаимоотношениях.

Во второй половине 1990-х годов наш банк, используя такую форму кредитования, как несвязанные займы зарубежным правительствам, совместно с Всемирным банком предоставил российскому правительству иеновые займы на сумму, соответствующую примерно 1,5 млрд. долл. США.

Используя схему кредитования зарубежных инвестиций, наш банк оказывает содействие реализации проектов добычи нефти и газа на шельфе о. Сахалин.

Теперь я, с вашего позволения, я перейду к нашей сегодняшней теме - "Прогресс глобализации и японо-российские отношения". Учитывая свой многолетний опыт работы в сфере финансовой поддержки развития экономических отношений между двумя странами, я бы хотел начать именно с этой области.

Оглядываясь на время, прошедшее с начала существования России в ее новом нынешнем качестве, в последние годы, и особенно после экономического кризиса 1998 г., я вижу заметные перемены к лучшему в образе мышления и действий и правительства, и предприятий в вашей стране.

Еще до кризиса мне приходилось посещать многие предприятия в различных регионах вашей страны, и первое, что я слышал во время таких визитов, - это фразы типа "Когда вы дадите нам кредит или инвестиции?", или "Предоставьте нам кредит под закупку (такого-то) оборудования". При этом на большинстве предприятий не было даже элементарных брошюр, знакомящих с этим предприятием. Представители российских предприятий, приезжавшие в Японии агитировать будущих инвесторов, в большинстве случаев не имели никаких материалов о своих компаниях, а если и имели, то только на русском языке. В качестве аргументов они говорили о том, что их продукция конкурентоспособна, что они располагают лучшими кадрами и технологиями и т.д. На просьбу же показать финансовую отчетность очень немногие предоставляли какие-либо документы, а на соответствующий вопрос за ужином, после рюмки водки, отвечали, что у них есть по меньшей мере три варианта отчетности - для налоговой, для банков, для предприятия. К тому же даже получение такой отчетности не проясняло картины, поскольку была велика доля расчетов в неденежной форме. В такой ситуации говорить о кредитовании мы не могли.

Однако после финансового кризиса в среде российских предприятий, и особенно тех, что имеют зарубежные деловые отношения, начало распространяться понимание того, что без отношений доверия, лежащего в основе рыночной экономики как таковой, невозможны ни торговля, ни инвестиции. Соответственно, появились изменения и в поведении предприятий. В результате при их посещении тех вопросов, что задавались ранее, уже почти не слышно. Наоборот, появились предприятия, осторожно подходящие к заимствованию средств - если нет технико-экономического обоснования, то и нет и решений о привлечении кредитов. Большинство предприятий начинают готовить собственные презентации на английском языке в виде брошюр или в электронном виде. Таким образом, явственно ощущается, что образ действия российских компаний приближается к международным образцам, и, с другой стороны, государство также приводит свое законодательство и институты в соответствие с международными нормами, что улучшает деловой климат. Кроме того, в отличие от ельцинского периода сегодня политическая стабильность и благоприятная экономическая конъюнктура создают условия для продвижения экономических реформ, что позволяет надеяться на дальнейшее развитие рыночной экономики и глобализации.

Чуть ранее я уже коснулся вопроса о перспективах наших финансовых операций в отношениях с Россией. Если попытаться сформулировать мысль коротко, можно сказать, что с прогрессом рыночной экономики в России и ростом глобализации набор таких операций уже увеличивается. Так, в 1990-98 гг. в условиях общего беспорядка, сопровождавшего в России процесс смены системы и перехода к рыночной экономике, мы могли предоставлять кредиты только под гарантии российского правительства. В последующий период мы уже смогли применить структурированное финансирование под обеспечение в виде будущей экспортной выручки, как в случае с проектом "Голубой поток". А в марте этого года мы впервые заключили соглашение о необеспеченном займе Внешторгбанку РФ. При этом использование структурированного финансирования стало возможным в результате создания в России соответствующих институтов, а кредит Внешторгбанку - благодаря наличию у него финансовой отчетности по международным стандартам, заверенной внешним аудитором.

Для того чтобы в будущем российская экономика могла устойчиво расти высокими темпами, важнейшим условием представляется успешное обновление устаревшего и изношенного производственного оборудования. Для этого, в свою очередь, необходимо раскрытие российскими компаниями информации о себе и предоставление ими надежной финансовой отчетности. Важным моментом становится и возможность полного и последовательного выполнения международно признанных правил бизнеса в случае невозврата кредита, а именно: возможно более скорая реализация права кредитора на использование залога.

В отношении возможностей использования кредита через Внешторгбанк мы также слышим критические замечания от российских и японских предприятий - отмечается трудность использования кредита, большой размер процентной маржи Внешторгбанка, требование крупных страховых депозитов в качестве обеспечения, отказы в кредитовании и т.д. Я думаю, главная причина недостаточного использования кредита - это неразвитость финансовых рынков и необходимых для кредитования институтов в России.

В развитых экономиках, как правило, предприятия имеют отчетность, отражающую их истинное финансовое положение, имеются высоколиквидные ценные бумаги, которые можно использовать в качестве обеспечения, а также институты, обеспечивающие возможность беспрепятственного получения кредитором используемого в этом качестве движимого и недвижимого имущества заемщика в случае неисполнения последним обязательств по кредиту. Есть ли все это в России? В существующих же условиях российские банки крайне осторожно подходят к незнакомым для них клиентам и, видимо, не имеют другого способа обеспечить надежность своих кредитов, кроме требования крупных депозитов.

Если сегодня Россия, в отличие от беспорядочной ситуации 1990-х годов, будет последовательно применять международные деловые правила и усиливать степень прозрачности, то наш банк, со своей стороны, хотел бы увеличивать число своих клиентов-заемщиков в вашей стране.

Из-за ограниченности во времени я не стал об этом говорить, но и японские компании с развитием глобализации повышают долю зарубежных производств в своей производственной деятельности. Наш банк ежегодно проводит анкетирование японских компаний по этим вопросам, и я могу сказать, что в этом году по результатам опроса Россия впервые вошла в двадцатку наиболее привлекательных для этих компаний стран-объектов для развития зарубежного бизнеса на ближайшие три года, и наряду с Германией, Чехией и Венгрией заняла в этом списке 16-е место. Последовательное внедрение международной деловой практики в России будет стимулировать процесс принятия в японских компаниях решений в этом направлении.

И в заключение я хотел бы затронуть тему, которой я стараюсь завершать каждое свое выступление - это вопрос о детском образовании. Проблема образования является важнейшей социальной проблемой и в Японии, поскольку именно качество населения определяет и успех предприятий, и судьбу страны в целом. Я уверен, что страна, которая не задумывается о своем человеческом ресурсе, не может успешно развиваться. Сейчас, когда экономическое и финансовое положение в России улучшается, я слышу от знакомых россиян просьбы помочь купить для школ столы и школьные доски. Я также вижу на улицах большое количество заброшенных детей, не посещающих школу. Многие молодые люди покидают Россию.

Дети - это богатство страны. Я думаю, вы и сами это хорошо понимаете, но хочу все же попросить вас приложить больше усилий для воспитания и образования младшего поколения, в руках которого находится будущее вашей страны. Желаю, чтобы вы построили такую Россию, к которой призывал великий писатель Достоевский - страну, в которой не будет слез и горя, но будет много детского смеха. И экономика рынка, и глобализация, как вы знаете, имеют и свою негативную сторону. Искренне надеюсь, что мудрость и знание помогут вам свести эту сторону глобализации к минимуму.

Спасибо за внимание.

Вверх

Copyright © 2002 VEDI