Тема: Конкуренция 01 июля 2008 г.
Яковлев А.А.
проректор Высшей школы экономики

"Вмешательство государства в действия рыночных агентов имеет место"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Я считаю, что не всегда полная свобода конкуренции является достаточным условием для того, чтобы национальные компании могли успешно входить в глобальные рынки и успешно конкурировать с лучшими международными корпорациями.

В конце прошлой недели в правительство был внесен доклад ФАС «О состоянии конкуренции в России», который премьер-министру Владимиру Путину на днях представит руководитель службы Игорь Артемьев. Помимо всего прочего в докладе одной из главных угроз конкуренции в России были названы госкорпорации, картели и избыточное влияние крупных компаний. Также отмечалось, что за последние 10 лет наша экономика стала более конкурентной, рынок стал более открыт для импорта, а административное давление уменьшилось. Однако, как утверждают авторы доклада, до сих пор в неконкурентной среде работает около 20% российских предприятий.

О состояния конкуренции в России рассуждает проректор ГУ-ВШЭ, директор Института анализа предприятий и рынков Андрей Яковлев.

- Как Вы оцениваете нынешнее состояние конкурентной среды в России?

- Я могу сказать, что среда очень неоднородна. С одной стороны, у нас есть компании, которые достаточно остро конкурируют с лучшими зарубежными производителями и выходят на международные рынки. Но с другой - сохраняются ниши, в которых, преимущественно в рамках локальных региональных рынков, действуют крайне неэффективные компании, которые если и конкурируют, то только друг с другом и при очень низком уровне производительности труда и неэффективности остальных бизнес-процессов.

- В своем докладе ФАС утверждает, что больше половины (52,8%) выявленных в 2007 году нарушений против законодательства о конкуренции совершено государственными органами. Действительно ли в России настолько силен административный ресурс?

-Я не могу прокомментировать именно эти цифры ФАС, потому что я не совсем понимаю, что они вкладывают в данное понятие, какие именно виды нарушений они интерпретируют как нарушения со стороны государственных органов. Но, в целом, вмешательство государства в действия рыночных агентов, безусловно, имеет место.

Вместе с тем, я бы относился к этому явлению более осторожно – отнюдь не всегда это вмешательство является сугубо негативным. Опыт многих новых индустриальных стран, которые смогли добиться устойчивого экономического роста за последние 25-30 лет, показывает, что очень часто для укрепления конкурентоспособности национальных компаний необходимо взаимодействие государства и бизнеса. Отнюдь не всегда полная свобода конкуренции является достаточным условием для того, чтобы национальные компании могли успешно входить в глобальные рынки и успешно конкурировать с лучшими международными корпорациями. Поэтому здесь надо более внимательно разбираться, как обстоят дела в конкретных регионах и конкретных отраслях.

На самом деле, в некоторых случаях ограничение конкуренции, в том числе, для иностранных компаний с целью усиления позиций национальных фирм, или же, допустим, ограничение конкуренции с целью укрупнения национальных компаний может быть оправдано.

- Однако ФАС утверждает, что одной из главных угроз конкуренции в России являются госкорпарации…

- Госкорпорации – это отдельный, большой и сложный вопрос. Он не сводится к вопросам конкурентной политики. Базовая идея госкорпораций заключалась в том, что они задумывались как институты развития, которые будут способствовать усилению позиций российской экономики и выходу российских компаний (в том числе и прежде всего частных) на международные рынки.

С момента создания госкорпораций пока прошло не так много времени. В основном они были организованы в прошлом - позапрошлом году. При этом одним из объективных поводов для их создания были избыточные ограничения, заложенные в Бюджетный кодекс, законодательство о госзакупках и другие нормативные акты, которые сегодня фактически не позволяют государству использовать свои финансовые ресурсы для целей развития в рамках проектов, реализуемых частным сектором. В результате госкорпорации самими госчиновниками рассматриваются как инструмент обхода этих ограничений, и именно поэтому каждая из них создавалась отдельным законом.

В любом случае, пока прошло слишком мало времени и опыт российских госкорпораций сложно анализировать. Пока можно констатировать, что госкорпорации в высокой степени непрозрачны, ориентированы на подконтрольность лишь первым лицам в государстве и имеют тенденцию поддерживать преимущественно крупные «политические» проекты. Очевидно, что такой подход связан с серьезными рисками, которые обусловлены не только коррупцией, но и просто с ошибками при принятии решений о поддержке крупных проектов. Соответственно, пока не совсем понятно, что получится из этого эксперимента. Но если брать исторический опыт, то в странах юго-восточной Азии подобные структуры в свое время способствовали экономическому развитию, несмотря на активную критику со стороны международных экспертов и несмотря на реальные проблемы с коррупцией, которые во всех странах были характерны для выбранной нами модели государственного капитализма. При этом везде большую роль играла личная репутация топ-менеджеров госкорпораций.

В целом в вопросе о госкорпорациях пока я был бы осторожнее в оценках. При этом еще раз подчеркну, что хотя конкуренция - это двигатель экономического развития, отнюдь не всегда острая конкуренция и самая высокая степень конкуренции является благом для компаний. Как показывают наши собственные исследования, оптимальным для развития и для инноваций является умеренный уровень конкуренции. Плохо, когда нет конкуренции вообще, но одновременно для развития плохо, когда конкуренция чрезмерна. В этой ситуации у фирм не остается ресурса для развития, и они оказываются в ситуации выживания.

Альфия Булатова


© АЛ "Веди" 2008; www.vedi.ru.