Тема: Госинвестиции 21 мая 2008 г.
Ведев А.Л.
Директор Центра стратегических исследований Банка Москвы

"На базе резервов ЦБ нужно создать фонды прямых инвестиций мирового уровня"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

В облигации крупнейших ипотечных компаний США вложены 21% золотовалютных резервов России. До ипотечного кризиса эти бумаги считались одними из самых надежных, но сейчас это рисковый инструмент. Не следует ли Центробанку срочно избавляться от ипотечных облигаций?

На днях газета «Ведомости» опубликовала статью, в которой утверждалось, что в облигации крупнейших ипотечных компаний США вложены 21% золотовалютных резервов России. Это 4% рынка облигаций, выпущенных такими компаниями, как Fannie Mae и Freddie Mac. До ипотечного кризиса эти бумаги считались одними из самых надежных, и вложения в них были оправданы. Но сейчас это скорее рисковый инструмент. Не следует ли Центробанку срочно избавляться от ипотечных облигаций? Комментирует директор Центра стратегических исследований Банка Москвы Алексей Ведев.

- Прежде всего, надо ответить на вопрос, насколько целесообразно размещать валютные резервы в той форме, в какой они размещались до этого момента. Напомню, что они размещались в казначейские облигации, на депозитах в банках категории ААА, а также в сверхнадежные ценные бумаги. Конечно, это давало минимальную доходность, но при этом и риски были минимальными для золотовалютных резервов, и эти бумаги были достаточно ликвидными. То есть в случае каких-то кризисных колебаний, как предполагалось, денежные власти могли их свободно продать, вернуть часть золотовалютных резервов и использовать их, например, для стабилизации каких-то колебаний валютного курса, или еще для каких-то целей. Дискуссия на эту тему была достаточно широко представлена. Моя позиция – инструмент этот работал нормально с точки зрения стерилизации нефтедолларов, с точки зрения же экономических интересов России это был не самый эффективный путь. И здесь, мне кажется, опыт Норвегии и Китая, где на базе золотовалютных резервов сейчас создаются еще и фонды прямых инвестиций, более эффективен. Это чисто политический вопрос, вопрос экономической политики.

Теперь – о надежности этих инструментов. ЦБ – это бюрократическая организация, и их сложно в чем-то упрекнуть, поскольку они действовали по инструкции. Если эти бумаги соответствуют необходимой категории риска и ликвидности, то они, стремясь чуть-чуть, может быть, повысить доходность, в них инвестировали. Без сомнения, это проблема, и она, на мой взгляд, не так проста. Я не знаю точно цифры, но если верить тому, что это около 20% золотовалютных резервов – то это очень большая сумма. И, на мой взгляд, ЦБ здесь сам стал заложником ситуации, поскольку в свете ипотечных кризисов эти бумаги вызывают сомнения. Но с другой стороны, из них сейчас нельзя выйти, потому что сразу обрушится рынок, если один продавец начнет резко уходить из этих бумаг. Поэтому ситуация практически патовая, переложиться в другие бумаги сейчас, с точки зрения рынка, почти невозможно.

Как из этой ситуации выйти – трудно сказать. ЦБ является очень крупным инвестором, и, видимо, здесь вопрос должен решаться в каких-то переговорах – как с денежными властями США, так и с представителями организаций-эмитентов.

Проблема аналогична тому, как если бы ЦБ решил резко повысить долю евро в валютных резервах и снизить долю доллара. Конечно, это не делается одномоментно, потому что это вызовет шок и резкие колебания на рынке. Это делается постепенно, в результате переговоров.

- А Европа может предложить какие-то инструменты, в которые можно было бы инвестировать золотовалютные резервы?

- Конечно же, следует больше диверсифицировать риски – создать отдельные фонды, делегировать по ним риски. Мне кажется более целесообразным создать фонды прямых инвестиций, мы тогда решали бы вопрос не только с сохранностью золотовалютных резервов, но еще и преследовали бы свои экономические интересы. Если мы торгуем нефтепродуктами, то, конечно, наши инвестиции золотовалютных резервов в инфраструктуру торговли способствуют продвижению наших экспортных товаров. И таких примеров можно привести много – и авиакосмос, и сырье, и высокие технологии - что угодно. Конечно, здесь нужно проводить более прагматичную и взвешенную политику, а не только политику, направленную на сохранность средств и стерилизацию – этого недостаточно.

- Но ведь прямые инвестиции – это низколиквидные вложения. На длительный период времени эти средства оказываются недоступны для оперативного использования.

- Да, но мы не говорим про все золотовалютные резервы. По всем критериям достаточности порядка 100 млрд. долларов золотовалютных резервов более чем достаточно для стабилизации. Здесь вопрос в прагматизме, а не в крайностях. Нельзя полностью уходить из доллара и безоглядно верить евро, точно так же, как уходить из казначейских облигаций США или снимать деньги с депозитов и перекладывать их в прямые инвестиции. Это вопрос пропорций, а пропорции должны определяться в результате грамотного анализа и взвешенной политики ЦБ.


© АЛ "Веди" 2008; www.vedi.ru.