Тема: Инвестиции 31 мая 2007 г.
Ведев А.Л.
Директор Центра стратегических исследований Банка Москвы

"Денежная система России на грани кризиса"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Алексей Леонидович, экономические чиновники в один голос говорят об увеличении притока валюты в страну. Во вторник Алексей Кудрин сказал, что это - положительная тенденция, поскольку тем самым обеспечивается рост объема иностранных инвестиций, и отметил, что задача сдерживания инфляции сейчас важнее, чем недопущение укрепления рубля. Как Вы считаете, какими факторами обеспечен столь могучий приток денег в экономику, и к чему он приведет, если эта динамика сохранится в течение года?

То, что наша экономика переживает в последние два месяца, в мировой экономической литературе описано как классический инвестиционный шок. Надо отметить, что этот шок в первую очередь обусловлен действиями российских денежных властей. На мой взгляд, налицо типичная ситуация: власти спровоцировали огромный приток валюты, но оказались к нему не готовы. Сейчас они комментируют проблему, только не комментируют пути ее разрешения, говорят об угрозе и только.

Итак, у нас резко вырос приток капитала. Чем он был обусловлен? IPO Сбербанка – раз, а это - государственный банк, IPO ВТБ – два, и это - государственный банк, распродажей остатков активов ЮКОСа, сопряженной с жестким контролем государства над этой процедурой – три, кредиты государственных корпораций - Газпрома, Роснефти – четыре.

Зачем такие крупные финансовые сделки с участием государства надо было концентрировать в рамках двух месяцев? Результат же понятен – колоссальный объем ликвидности, денежный навес, под которым спряталось государство. И навес этот идет по капитальным операциям, то есть, стерилизационный механизм Стабфонда здесь не работает. Естественно, автоматически встает вопрос либо чрезмерного укрепления рубля, либо ускорения инфляции. Я не вижу ни одной экономической причины, почему эти сделки нельзя было бы сделать в течение полугода или года. Куда торопились власти? Соответственно, встал вопрос – а что теперь с этим делать? Сложно сказать…

Я могу лишь отметить, что идет отток капитала из банковской системы, то есть, банки, не находя применения этим деньгам, увеличили иностранные активы. И это - хорошо.

Центробанк делает все, что может, но в условиях ограничений по финансовым инструментам, его усилия не снимают угрозу нарушения денежной стабильности. Я полностью согласен с Банком России, что увеличение ставок по депозитам ЦБ наряду с ожиданием укрепления рубля, вызовет моментальный спекулятивный приток капитала, и мы будем заливать пожар керосином.

На мой взгляд, здесь решение может быть одно. Очевидное и нехитрое: коль скоро Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ – государственные банки, то они должны действовать не только в собственных коммерческих интересах, но и в интересах государства. И фактически, на мой взгляд, нужно было бы достичь соглашения о временном замораживании средств. Мне кажется, что это абсолютно очевидное решение, которое лежит на поверхности, и оно вполне логично, потому что, если государство само спровоцировало внешний шок, то с помощью банковской системы, подконтрольной государству, оно и должно его снять.

Я думаю также, что при росте импорта 38%-40%, дополнительное воздействие на укрепление валютного курса рубля будет последним гвоздем в крышку гроба российской обрабатывающей промышленности, которая в апреле вышла на траекторию, далекую от эйфории первого квартала. В общем, цена укрепления рубля известна. Я считаю, что единственное, что можно сделать в этой ситуации – это государству договориться со своими же банками.

Но тут есть еще один вопрос. Сейчас резко активизировались разговоры о том, что мировая экономика должна сейчас совершить посадку. Это значит, что инвесторы могут поменять направление своих инвестиций.

Согласно формальным данным идет отток портфельных инвестиций, небольшой, но отток капитала из России. Это раз.

Во-вторых, я думаю, что российским денежным властям не надо переживать о кризисе мировой экономики, потому что во всех случая борьба идет за половину или один процентный пункт мирового ВВП. Понятно, что на России это не скажется значительно – ни благоприятно, ни неблагоприятно.

Я думаю, что, с одной стороны, ситуация в России неплоха, поскольку цены на нефть высокие, формальные макропоказатели неплохие. Но с другой стороны, у меня есть ощущение, что объективно лимит на Россию во всех крупнейших мировых финансовых институтах выбран буквально за эти три месяца – март, апрель, май. Поэтому, на мой взгляд, приток иностранного капитала в Россию в оставшееся время этого года будет существенно ниже.

Но это ситуацию не исправит?

Шок – он и есть шок. Он рукотворный, его организовали денежные власти. Те самые денежные власти, которые радостно говорят о трехлетних планах, а сами не могут реализовать планы на три месяца.

Как использовать деньги?

Есть куда – у нас столько инфраструктурных ограничений, структурных проблем.

Могу сказать, на что точно не надо использовать – на расширение розничного кредитования. Разумеется, деньги надо пустить на поддержку предприятий.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.