Тема: Конкурентоспособность 22 марта 2007 г.
Симачев Ю.В.
заместитель директора Межведомственного аналитического центра.

"Спрос компаний на арбитражное урегулирование споров не снижается, а только растет"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Юрий Вячеславович, так устроено, что сейчас сложности в отношениях хозяйствующих субъектов (бизнеса) могут иметь в основном неправовое решение. Это может быть жесткое решение или решение с привлечением так называемых арбитров. Многие попытки судебного разбирательства и правового решения конфликта приводят к затягиванию проблемы на годы, и тормозит развитие бизнеса. Поэтому бизнес не часто использует суд для решения проблем защиты. И это при том, что, похоже, все необходимое законодательство у нас есть, и все эти вопросы могут быть решены в рамках действующих законов. В чем причина того, что цивилизованная система не работает, и какова Ваша оценка, насколько тормозит развитие бизнеса слабая судебная система и проблема решения споров хозяйствующих субъектов?

Начну с конца вашего вопроса – насколько тормозит развитие бизнеса судебная система? Да, роль ее существенна, но не главенствует в этой проблеме. По данным наших опросов, если мы спрашиваем руководителей предприятий, в чем заключаются основные проблемы, связанные с их правовой защитой, то на первое место они ставят несовершенство закона. На второе место – неисполнение решений, и только на третьем месте идут проблемы, связанные с судопроизводством, с недостаточной развитостью арбитражной системы урегулирования споров. Поэтому как раз надо самое пристальное внимание обратить на законодательство. Если в законодательстве четко не определены возможные конфликты между участниками, процедуры их разрешения, признаки таких конфликтов, то такое законодательство мало предсказуемо для хозяйствующих субъектов. Оно оторвано от реальной жизни. Если предусмотрены тем же законодательством незначительные меры воздействия на нарушителей правил, то для компании издержки обращения в суд становятся сопоставимы с теми выгодами, которые они получают при положительном результате.

Известно, что наше корпоративное законодательство, прежде всего, в части закона об акционерных обществах, было ориентировано на открытые акционерные общества. В то же время подавляющее большинство де юре открытых акционерных обществ де факто таковыми не являются, так как не планировали и не планируют работать на публичных рынках, рынках корпоративных ценных бумаг для привлечения ресурсов для своего развития. И не в последнюю очередь это связано с тем, что при угрозах захватов собственности, рейдерства, шантажа со стороны миноритарных акционеров, многие средние компании, наоборот, становятся еще более закрытыми, еще более ориентированными на консолидацию собственности в руках одного или нескольких акционеров, чтобы обезопасить свое предприятие от нападок извне. Получается, что целая часть норм, связанных с открытыми акционерными обществами для таких компаний, которые формально называются открытыми акционерными обществами, ими не воспринимается, так как не связана с их реальной жизнью. Законодательство оторвано от проблем, с которыми они сталкиваются. И оно ориентировано на некоторую, не основную часть, крупных серьезных компаний, которые работают по привлечению дополнительных ресурсов путем проведения IPO.

Мне кажется, что спрос компаний на арбитражное урегулирование споров в целом не снижается, а только растет, особенно в силу возможностей такого решения. Только благодаря такому разрешению споров можно урегулировать свои конфликты с государственными органами. Это так называемая составляющая споров, связанная с административными отношениями, это споры с налоговыми органами, с региональными органами, которые ограничивают конкуренцию. Да, есть проблемы, связанные с разрешением споров через арбитражные суды, когда эти споры касаются корпоративных портфелей, но и в этом случае крупные компании предпочитают разрешать такие споры через суд.

Неоднократно наблюдали такой эффект – если компания никогда не обращалась в арбитражный суд, если были нарушены ее права, то она в целом более скептически смотрит на возможности решения своих проблем через арбитраж. Если же компания когда-либо обращалась в арбитраж, то она смотрит более позитивно. То есть, от опыта взаимодействия с арбитражными судами оценка меняется в лучшую сторону. То есть, пессимизм в этих процессах больше связан с недостатком практического опыта.

Значительная часть компаний, выстраивая стратегию развития бизнеса на какую-то перспективу, предпочитают идти путем поглощения других бизнесов. При этом альтернативой мог бы быть нормальный эволюционный путь развития. Чем объясняется такая тенденция в России? Это несовершенное законодательство или просто общеэкономическая ситуация такая?

Это тенденция была характерна еще несколько лет назад, когда крупные холдинговые структуры, крупные корпорации были ориентированы на приобретение все новых и новых активов, причем, это далеко не всегда вписывалось в какую-то логику формирования вертикально интегрированных холдингов или горизонтальных холдингов, а во многих случаях носило конгломератный характер. И это было связано в первую очередь с тем, что в ряде крупных компаний был весьма несовершенный менеджмент, и за счет приобретения таких компаний, получения контроля над ними, можно было бы получить существенный выигрыш в плане эффективности работы за счет улучшения качества менеджмента. То есть, путем небольших затрат получить большой выигрыш. В настоящее время возможности реализации такого пути – просто разрастание вширь и нахватывание все новых и новых активов – ограничены, потому что крупных активов на всех крупных игроков на этом рынке уже не хватает. Происходят позитивные изменения в качестве менеджмента на предприятиях, в улучшении контроля со стороны акционеров за предприятиями.

Эти процессы заметны до того, что бывшие директора-собственники уходят с исполнительных должностей, по сути, становятся внешними акционерами, и реализуется нормальная схема внешний акционер – основной собственник – наемный менеджмент. Собственник не сочетает в одном лице и собственника, и директора предприятия. Это тоже способствует повышению качества менеджмента в бизнесе. Предприятий становится меньше, воевать за них становится все сложнее, здесь издержки процесса существенные, и потери для имиджа огромные. Поэтому мне кажется, что этот процесс потихонечку ослабевает, в плане строительства новых компаний за счет приобретения все новых и новых бизнесов.

Как мне кажется, наряду с этим процессом есть и другой процесс, когда крупные компании начинают избавляться от неэффективных или непрофильных с позиций развития бизнеса в целом отдельных подразделений. То есть, у нас начинает формироваться нормальный цивилизованный рынок слияний и поглощений, где не только все приобретается и накапливается, но что-то еще продается, крупные компании продают те бизнесы, которые им не нужны с позиций долгосрочной стратегии развития бизнеса. Уже есть примеры, когда наши крупные холдинги начинаю продавать отдельные подразделения, отдельные бизнесы, и это нормально.

Но зато у нас государство занимается той же самой стратегией?

Это другое – активность государственных компаний. В принципе, я большой трагедии в этом не вижу, потому что для ряда государственных компаний это важно. За этим процессом желательно присматривать, чтобы он не принял какой-то всеобъемлющий характер. В частности, государственная линия на формирование единой авиастроительной корпорации понятна, судостроительной корпорации тоже ясна, но количество таких вариантов разрешения проблем промышленной политики - ограничено. Нельзя действовать во всех сферах, только в отдельных отраслях, в весьма специфических условиях такая схема допустима и рациональна.

Но наибольший резонанс это вызывает в газовой и нефтяной отрасли.

Это уже не только экономика, но и политика, и я тоже вывел бы это из сферы нашего обсуждения. Потому что вопрос, в какой мере государство может использовать свою позицию, связанную с государственным экспортом, для меня решен. Я считаю, что может и должно.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.