Тема: Экономическая политика, Инновации 07 февраля 2008 г.
Сальников В.А.
ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП)

"Одно из первых политических заявлений министра финансов"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

На мой взгляд, не надо понимать «хай-тек» исключительно в стиле 30-летней давности: что-то большое и сверхсложное в рамках макро-проектов: самолеты, космос, атом и т.п. Часто все гораздо проще.

Выступая на открытии форума «Россия», министр финансов РФ Алексей Кудрин дал прогноз достижения нашей страной инновационного статуса. По мнению министра, это может случиться «в течение ближайших 8 лет». [За это время] «мы можем сделать российскую экономику, способную генерировать и выходить на мировые рынки с высокотехнологичной продукцией».

Мы попросили руководителя направления реального сектора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимира Сальникова рассказать, с помощью каких индикаторов можно отслеживать рост высокотехнологичной продукции и приближение России к поставленной цели.

Готовых «инновационных» индикаторов на сегодня у нас практически нет, особенно тех, что позволяли бы отслеживать ситуацию в оперативном режиме. Конечно, есть публикуемый Росстатом индекс доли инвестиционно-активных предприятий, но что он отражает, не совсем понятно. Теоретически такие индикаторы разработать можно, посмотрев на долю России на рынках высокотехнологической продукции. Например, изучить нашу долю на рынках авиационной техники, космических запусков, каких-то других, похожих индикаторов.

То есть действовать путем перечисления отдельных конкретных отраслей?

В общем да, можно посчитать в среднем по группе. Выделить те рынки, которые мы считаем высокотехнологичными по принятому нами классификатору, а потом посчитать долю России в мировой торговле. Правда, есть существенное ограничение, связанное с тем, что рынок услуг традиционно отслеживается хуже, а высокотехнологичные услуги – это более быстроразвивающийся сегмент, чем товары.

То есть прогнозы роста доли хай-тек-товаров (без учета рынка услуг) звучат на фоне отсутствия каких-либо методик отслеживания эффективности высокотехнологичного сектора?

Отдельными вопросами занимаются отдельные организации, но специального универсального инструмента оценки, пожалуй, нет.

Вообще, не совсем понятно, что конкретно стоит за озвученным прогнозом. Вероятно, это больше политическое заявление, некий пиар.

Да, несомненно политическая компонента здесь превалирует, но все же Алексей Кудрин заявил, что нынешняя стабильная ситуация позволяет давать прогнозы до 2020 г., и дал конкретный срок по хай-теку – 8 лет…

Если говорить именно о товарах, то тут сегментов, на которых Россия может быть значимо представлена в перспективе 8 лет, не очень много, и они сейчас более-менее понятны. Наиболее сильные позиции у нас на рынке вооружения и военной техники. Я не являюсь специалистом в этой области, но всем известно, что у нас хорошие доли на рынках систем ПВО, военной авиации, в ряде сегментов судостроения. Доля России на каждом из этих рынков заметная и существенная. Она доходит до 20%-30%.

Что происходит в гражданских отраслях?

В гражданских областях у нас сейчас позиции слабые, но в целом ряде отраслей перспектива просматривается. Правда, нельзя говорить о том, что мы сразу займем большую долю на мировом рынке. Нам бы сейчас собственный рынок освоить, тем более, что на нем ожидается взрывной рост спроса на ряд относительно высокотехнологичной продукции, а уже потом, развившись на основе своего рынка, надо делать бросок на внешний. Тем более, что у нас тогда как раз пойдет на спад внутренний спрос, и нашим компаниям не останется ничего, кроме как выходить на мировой рынок.

Сейчас уже понятно, что в число таких отраслей входит авиастроение. Там какие-то заделы остались, и нам надо занимать нишу региональных самолетов. Процесс уже идет, хотя не надо забывать, что проект SSJ, хотя и рекламируется как российский, в действительности имеет российскую долю добавленной стоимости вряд ли больше 20%, там много импортных комплектующих и услуг.

Второе направление – это судостроение, где мы можем предложить целый ряд услуг. Правда, это в основном специализированные корабли, а не традиционный крупнотоннажный торговый флот: корабли для эксплуатации в северных условиях, ледоколы, либо научно-исследовательские суда и т.д.

Еще есть атомное машиностроение, даже шире – энергомашиностроение. У нас там, конечно, самостоятельных сильных позиций нет, но в кооперации с иностранными компаниями мы можем занимать определенный сегмент, тем более, что спрос сейчас растет во всем мире. Было бы подкрепленное профессионализмом желание - рынок растет очень активно.

Есть ли перспективные высокотехнологичные направления в потребительском секторе? Навскидку сказать сложно; скорее всего, нет. У нас здесь уже давно утеряны позиции, и восстановить их довольно сложно, учитывая, что сектор сильно монополизирован, есть крупные конкуренты с огромными бюджетами на НИОКРы. Создавать все с нуля бессмысленно и поздно.

По словам Алексея Кудрина, залог развития российского сектора хай-тека - либерализация экономики. Понятно, что это отчасти также политическое заявление, но все же - видятся ли Вам какие-то проблемные места в высокотехнологичном секторе промышленности, которые можно было бы «либерализировать»?

Я не понял этого заявления – что в данном случае имеется в виду под либерализацией? Если подразумевается уменьшение госучастия и уменьшение госрегулирования, то это в корне неверно. Потому что те сегменты, о которых я говорил, всегда защищаемы государством во всех странах с рыночной экономикой, и протекционизм, пусть и в непрямой форме, там присутствует «в полный рост». Нам нужно перенимать иностранный опыт. Самый простой пример – ограничение по шумам, которые ввела Еврокомиссия на полеты наших самолетов - это же по большому счету протекционизм, направленный на защиту своих компаний. А фактический запрет на покупку активов в стратегических секторах европейской и американской экономик китайцами (да и россиянами) – это что, либеральные принципы? Думается, актуальность либеральных принципов вообще в ближайшие 20-30 лет в мире будет серьезно пересмотрена.

Речь скорее должна идти о конкуренции – не столько на внутреннем рынке, конечно, сколько с грандами мировой экономики. Т.е. если какие-то тепличные условия и должны создаваться, то на ограниченный четко прописанный срок. И срок этот надо использовать, чтобы через 5-10-15 лет наши компании могли успешно конкурировать на мировом рынке.

Впрочем, есть еще один важный момент: не надо понимать хай-тек исключительно в стиле 30-летней давности: что-то такое большое и сверхсложное в рамках макро-проектов: самолеты, космос, атом и т.п. Часто все гораздо проще и достигается в рамках небольших поначалу, но взрывообразно растущих компаний. Пример: корейская компания Zalman, производитель систем охлаждения для компьютеров (но не только, конечно). Начинали на этом рынке «с нуля» меньше 10 лет назад, сейчас – мировой лидер в своем сегменте, с оборотом в десятки миллионов долларов. И такой вентилятор с куском меди запросто может, кстати, стоить 100 долларов. Спрашивается (риторически): почему это не российская компания?


© АЛ "Веди" 2008; www.vedi.ru.