Тема: Валютное регулирование 31 октября 2007 г.
Родионов И.И.
управляющий директор Московского представительства AIG Brunswick Capital Management

"Экономика, будучи дамой благоразумной, ответила резким ростом цен"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Курс доллара США продолжает снижаться по отношению к курсам основных мировых валют, среднесрочные прогнозы аналитиков валютного рынка не обнадеживают владельцев долларовых активов. По некоторым оценкам до конца года мировая резервная валюта подешевеет к рублю еще на несколько десятков копеек. С другой стороны, эксперты считают, что Россия уже отказалась от доллара как главного средства сбережения и ценностного ориентира. Так ли это на самом деле?

Своим мнением с экспертным каналом ВШЭ-OPEC поделился доктор экономических наук, профессор кафедры экономики и финансов фирмы ГУ-ВШЭ, Иван Родионов:

Мы по-прежнему не отказались от доллара как основного ориентира. Как минимум, это сложно технически. Экспорт в существенной части долларовый, за нефть принято рассчитываться именно в этой валюте. Да и существенная часть импорта долларовая. Кроме того, «зоны евро» очевидно недостаточно, чтобы можно было надежно разместить те огромные активы, которыми располагают наши ЦБ и Минфин. Думаю, мы еще долго не сможем отказаться от доллара. Его доля в составе совокупных активов будет снижаться, но постепенно. Доминирование долларовых активов — сохранится.

Американская экономика все еще самая сильная, и долларовым активам нет реальных альтернатив. Переход с большими деньгами в любую другую зону чреват тем, что можно на нее саму такими вливаниями оказать влияние, тем более, такой переход придется делать не только нам, но и Китаю, и многим другим странам. Следовательно, надежность активов в новой зоне снизится.

Конечно, на правительство, и ту часть нашей новой элиты, которая получила существенные доходы от продажи активов ЮКОСа, произвело сильное впечатление то, что стоимость их активов существенно снизилась в результате событий на рынке США. Существенная часть этих активов как раз и была внесена в то, что ранее считалось наиболее надежными инструментами, в том числе, инвестиции в недвижимость. А тут ипотечный кризис! Конечно, с долларом стало некомфортно, но деваться-то все равно некуда.

Когда инфляция высока, а доллар падает люди не могут скапливать и приумножать заработанные средства. Очевидной стратегией является направлять средства в потребление. Причем потреблять выгоднее всего дешевеющие долларовые товары. Нет ли опасности, что на рынке из-за этого возникнут дисбалансы?

Долларовые товары сейчас тоже не дешевеют, — в этом главная проблема. Долларовая инфляция выше, чем рублевая из-за укрепления рубля. Понятно, что деньги, заработанные на этой инфляции, не пропадают, кто-то их аккумулирует. Да и инфляция на потребительском рынке, о которой говорит правительство, тоже в существенной части долларовая. Наш рынок действительно сильно монополизирован (так, что это даже Президент заметил), на него очень трудно попасть иностранцам. На нем, с одной стороны, русские, с другой стороны, крупные иностранные компании, которые не боятся работать в России в силу эффекта своего масштаба. Конечно, они заинтересованы в сверхприбылях. Это ведь не шутка, что автомобили в России дороже, чем за рубежом при более низком качестве сборки и худшей комплектации. Это же касается и одежды, и бытовой техники, и продовольствия. Посмотрите, в мире вино урожая 2005 г. считается неудачным, его не покупают, а наши магазины — им полны, притом продают его дороже, чем за границей. Да и по многим другим товарам мы находимся по ценам на более высоком уровне, чем многие другие страны, которые относятся к emerging markets. Но раз люди все равно покупают, то значит предложение будет. И если рынок при этом закрыт, то понятно, что цены вырастут, и кто-то на этом хорошо наживется. Тем более Правительство предпринимает неуклюжие попытки прямого контроля над ценами, что ведет с ажиотажу и неоправданным запасам, чтобы потом не покупать дороже. Все мы помним это по последним годам социализма.

Видя, что доллар падает, люди могут решить, что хорошо бы набрать долларовых кредитов.

«Хорошо бы» — это одно, а реальная возможность — это другое. На финансовых рынках ситуация такова, что кредиты не очень охотно дают даже банкам, во всяком случае, на Западе, а соответственно — и у нас. Наши банки в значительной степени являются перепродавцами зарубежных кредитов. А вот в случае российских рублей проблем нет. Потребительские кредиты номинированы в рублях.

На автомобили кредиты выдаются в долларах.

Я думаю, здесь не очень большой запас спроса, потому что до сих пор длинные кредиты не привлекательны — ставка слишком высока. Да и выиграть можно чуть-чуть, но надо очень точно угадать, при какой ставке это становится выгодным. Да и народу, который готов покупать автомобили за долларовые кредиты, не так много. Потребитель уже к кредитам охладел. Понятно, что высокие проценты допустимы с точки зрения семейного бюджета на товарах недорогих, типа бытовой техники. А когда речь идет о квартирах, машинах, — люди четко понимают, что есть шанс оказаться в долговой яме.

В кредитах на автомобили часто участвуют и поставщики, которые их покупают за доллары. То есть риски банков перекладываются на поставщиков. И понятно, что поставщик часто выигрывает на другом — на масштабе. Вряд ли у нас будут очереди за дорогими машинами.

Правильная стратегия сейчас другая. Хорошо ехать за границу, тратить деньги там, но ведь и туризм подорожал, хотя бы потому, что и этот рынок монополизирован. При том качестве, которое получают российские туристы, цены уже существенно выше, чем на Западе, так что и здесь — челночество на новом уровне — индивидуальном, для себя — вряд ли станет массовым.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.