Тема: Экономическая политика 12 апреля 2007 г.
Родионов И.И.
управляющий директор Московского представительства AIG Brunswick Capital Management

"На грани кризиса: если что-то произойдет в глобальной экономике, то нам будет особенно нехорошо"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Иван Иванович, Президент Путин на днях выразил обеспокоенность укреплением рубля, сославшись на то, что это, мол, негативно сказывается на обрабатывающих предприятиях. Однако, в обработке у нас не так много конкурентных сегментов, следовательно, для экономики обработка не так важна, во всяком случае, с точки зрения политических элит. Есть, конечно, социальные вопросы, которые нельзя совсем сбрасывать со счетов, но глобально гораздо более значемы сырьевики, которым укрепление рубля тоже существенно вредит. Издержки у них рублевые, а продают они свой товар за доллары на мировом рынке, где на цены они влиять не могут. В результате снижается норма прибыли. При этом у сырьевиков достаточно других проблем, увеличивающих издержки (старение и выбытие мощностей, необходимость разведки и освоения новых месторождений в результате исчерпания имеющихся и т.д.), да и кредитов наши крупные корпорации набрали немало, и рано или поздно их придется отдавать. В итоге проблема укрепления рубля становится чрезвычайно болезненной. Возникает существенный соблазн устроить очередную девальвацию. Так может быть, Президента волнует вовсе не обработка?

Во-первых, надо четко осознавать, что такого рода высказывания Президент делает не сам, он говорит с чужого голоса, и понятно, что неразумно требовать от Президента, чтобы он глубоко разбирался в макроэкономике. Говорит он в отношении обработки или сырьевиков – на самом деле, не имеет значения, потому что это, скорее, попытка донести другую мысль: что налицо пример Японии, где йена укрепилась искусственно, во многом благодаря политике Америки, и в результате экономика в кризисном положении уже пару десятилетий. Я думаю, что именно такого рода общие соображения и повлияли на высказывание Президента. А с другой стороны, тенденция к укреплению рубля очевидна, равно как и искусственно заниженный курс, очевидный с самого начала. И если посмотреть на ту же ленту OPEC.Ru, то уже 4-5 лет назад говорилось, - реальный курс рубля был и остается 15-20 рублей по паритету покупательной способности и так далее. То есть, вопрос совсем не новый. Для меня более важным является вопрос не сырьевиков или обработчиков, а вопрос населения. На самом деле, существующая ситуация приводит к тому, что долларовое выражение зарплаты населения существенно выше, чем реальный трудовой вклад, за который она платится. В этом я вижу основную проблему. Почему? Да потому, что наш рынок достаточно закрыт, конкуренция на нем для поставщиков из других стран сильно затруднена и это постоянно подстегивает инфляцию. Возрастающие доходы встречают тот же физический объем предложения. Поэтому и получается, что долларовые цены у нас постоянно растут. И по многим параметрам, по многим базовым продуктам питания из корзины текущего потребления (по тому же мясу с учетом качества), цены уже выше европейских, что, в принципе, неправильно при нашей структуре населения. И с этой точки зрения ситуация трудная, потому что из этого следует, что если что-то произойдет в глобальной экономике, то нам будет особенно нехорошо, потому что нам придется подстраиваться под совсем другие реалии.

С другой стороны, никакой возможности для искусственной девальвации я не вижу, т.к. во-первых, год – предвыборный, и это трудно будет объяснить населению, а во-вторых, потому что это создаст большие проблемы для органов финансового управления страны, да и для многих других. Плюс к тому, у американцев, которые потихоньку опускают доллар - совсем другое положение, потому что их национальная валюта, по сути дела, является резервной для всего мира, то есть девальвация делается за счет других. С этой точки зрения, они не несут существенных потерь, а другие - проигрывают. А для нас это будут большие потери. Если мы начнем торговать в новом соотношении цен, не очевидно, что рынок это воспримет. Четко предугадать, что будет происходить, достаточно сложно, но будет что-то ненормальное и нехорошее. Любой искусственно созданный дисбаланс все равно будет стремиться к балансу, и результаты могут сказаться и на инфляции, и на многом другом в социальной сфере. Поэтому я думаю, что здесь, скорее всего, речь идет о том, что это – очередной наказ ЦБ более жестко управлять процессом роста курса, двигаться постепенно, не допускать скачков.

С другой стороны, не очень понятно, как это можно объяснить населению. Это, своего рода, анти- популистская политика. Потому что если россиянин выезжает за границу, и получает за свои рубли, которые он здесь заработал, существенно больше валюты, то понятно, что для него это положительный знак, а если меньше – то отрицательный. Никто не будет рад, если завтра вдруг обнаружится, что доллар вновь стоит 30 рублей. И с этой точки зрения, в предвыборный год делать такого рода шаги вряд ли кто-то решится.

Если же говорить о том, за кого ратует Президент, то, конечно, за сырьевиков, а не за обработчиков. Потому что обработчиков, значимых с точки зрения глобальной экономики в стране пока, по сути дела, нет, они все еще существенного влияния на конкурентные позиции и экономическое положение страны не оказывают, да и вклад их в бюджет не основной. Поэтому я не думаю, что Президент думал об обработчиках. Мне кажется, что он совершенно справедливо думал как раз о сырьевиках, думал о том, что зарплаты в долларовом исчислении будут расти, думал о том, что долларовые тарифы на транспортировку будет расти, думал о том, что эффективность работы в сырьевых отраслях будет падать, а это не даст возможности существенных инвестиций в развитие сырьевой базы, которая постоянно сужается. То есть, конечно, не Президент, а тот, кто ему советует.

С другой стороны, я вижу, что экспортно-ориентированное машиностроение уже года 2-3 находится в подвешенном состоянии. Контракты заключаются долгосрочные в долларах, рубль укрепился, постоянно растут долларовые затраты, дорожает сырье и материалы, доля зарплат постоянно растет. И получается, что контракты, заключенные на несколько лет заведомо убыточны, а цены, которые мы готовы предложить на рынке, причем, не только на внешнем, но и на внутреннем, уже выше мировых, что снижает нашу конкурентоспособность. Предприятия в трудном положении находятся и потому, потому что валютные риски у нас почти невозможно хеджировать, нет дешевого проектного финансирования под будущие денежные потоки и т.п. Даже если вернуть курс на 3-4 года назад, уже не удастся ничего исправить. Надо коренным образом снижать затраты и повышать эффективность, манипуляции курсом – не помогут, если они не превысят 20%. Я думаю, что это реальная проблема. Я думаю, что подобная проблема есть и у энергомашиностроителей, и у оборонщиков, но все же не о них, я думаю, беспокоится Президент. Потому что даже с учетом возросшего экспорта вооружений это по-прежнему лишь несколько процентов по сравнению с десятками процентов в случае сырья и материалов.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.