Тема: Экономическая политика 26 ноября 2007 г.
Орлова Н.В.
главный экономист Альфа-банка

«Призрак дефолта’2008»



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

18 октября Президент Владимир Путин в ходе прямой линии с согражданами сказал, что не сомневается в экономической устойчивости страны, и заявил, что ни дефолта, ни кризиса не будет.

Интересно, что словосочетание «дефолт’2008» в течение октября – ноября 2007 года является одним из самых популярных запросов в русскоязычных Интернет-поисковиках. Трудно заподозрить пользователей сети в недоверии к словам Президента, тем более, они соответствуют истине, если под словом «дефолт» понимать невозможность обслуживать долги. Их невозможно не обслуживать: ни в 2007, ни в 2008 и далее годах; для этого у российского Правительства хватит денег с избытком. С чем же тогда связан повышенный интерес к теме дефолта?

В комментарии Экспертному каналу ВШЭ-OPEC о причинах повышенного интереса к теме дефолта-2008 рассказала главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова:

Конечно, это связано с США. Происходящее там для инвесторов, особенно частных, и аналитиков не понятно. Создается впечатление, что мировая экономика меняется, и меняется она очень динамично. Но информация, которая поступает, отражает эти изменения только частично, и поэтому возникает много вопросов. У кого-то возникает и вопрос об экономическом дефолте, у кого-то, может быть, возникают вопросы о дефолте отдельных банков. Такие разговоры активизировались, и не надо далеко ходить за примером – месяц назад были публикации в связи с металлургической компанией Макси-групп, у которой возникли проблемы с погашением задолженности.

Кроме того, у российского рынка почти нет дефолтной истории. Экономическая ситуация в последние годы все улучшалась и улучшалась, наш облигационный рынок, по сути, функционирует в условиях отсутствия какой-либо информации о вероятности дефолта, о риске вообще. И, конечно, мировая конъюнктура способствует возникновению подобных вопросов.

То, что дефолт по экономике в целом мало реален, это очевидно всем. Найдется, конечно, небольшая группа людей, которая всегда будет спрашивать: будет дефолт? Но не надо забывать, что у нас за последние годы развилась культура инвестиций в акции. Конечно, все понимают, что Сбербанк, Газпром, Роснефть – государственные компании. Но с другой стороны, у ВТБ же почему-то акции не растут. Государственное – это не гарантирует получения прибыли, на которую инвесторы рассчитывали. Естественно, неподготовленные к такому развитию событий люди задают вопросы: может ли быть хуже? Но выражается это «хуже» по привычке в слове дефолт.

Если же говорить о банковском секторе, то высокие цены на нефть стерилизуются в стабилизационном фонде, и экономике напрямую их повышение дает очень небольшой приток ликвидности. Для экономики гораздо важнее, могут ли банки и компании продолжать занимать за рубежом. И вот с этим рынком явные проблемы. Как минимум, следует ожидать увеличения стоимости заимствований.

Интерес к дефолту-2008 отражает общее ощущение нестабильности. Опосредованно это вопрос – а куда можно вкладывать деньги? Денег сейчас много, сжатия ликвидности пока не произошло. Но куда их вкладывать – совершенно неясно. Потому что когда доллар падает, рынки акций нестабильны, возникают разговоры о проблемах с платежами у некоторых компаний, самым актуальным вопросом становится: в какой валюте держать деньги? В каких инструментах?

Может быть, это все же ожидание дефолта именно по корпоративной задолженности. В этом году ее объемы сравнялись с объемами золото-валютных резервов ЦБ.

Вряд ли у нас настолько грамотный средний инвестор, что он знает, какой у нас размер корпоративного дога, и как он соотносится с золотовалютными резервами. Скорее всего, просто отражение того, что доллар слабеет.

Что же касается фундаментальной ситуации, я не считаю, что это проблемный уровень. Корпоративный долг сконцентрирован на очень небольшом количестве компаний, то же самое верно и для банков. Это не то, что весь банковский сектор поровну занял $130 млрд. за рубежом. Это 10-ка или 20-ка банков или компаний, которые брали в долг просто потому, что размер их бизнеса увеличивался. Вряд ли тут можно усмотреть какие-то реальные угрозы.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.