Тема: Банковская система 23 августа 2007 г.
Орлова Н.В.
главный экономист Альфа-банка

"Кризис очень вероятен"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Наталья Владимировна, учащающиеся в последнее время микрокризисы на мировом рынке, могут привести к удорожанию финансовых ресурсов в мире. Инвесторы могут пересмотреть свои стратегии, и начать требовать большей платы за риск, связанный с глобальной нестабильностью. Прежде всего, это ударит по развивающимся рынкам. Для России, учитывая , как активно заимствуют на Западе наши корпорации, удорожание ресурсов может быть весьма критичным. Насколько велики подобные риски?

Ситуация такова, что это очень вероятный сценарий, об этом говорят все. Во-первых, будет внутреннее повышение ставок, а во-вторых, скорее всего, если процентные ставки в США будут снижаться, то спред к emergent market будет увеличиваться. Поэтому для стран emergent market, особенно для корпоративных заемщиков, конечно, будет происходить удорожание ресурсов. А дальше есть разные зависимости стран от этого сценария. Проблема заключается в том, что потенциально это может все приводить к кризису в тех случаях, когда страны, или компании определенной страны, заимствовали, создавая финансовую пирамиду. То есть, они погашали предыдущие долги за счет того, что заимствовали более дешевые средства. И поскольку предыдущие десятилетия процентные ставки сокращались, то была возможность накапливать долговое бремя, просто рефинансируя его более дешевыми ресурсами.

Россия в такой ситуации не находится, потому что у нас корпоративный долг приблизительно 20% к ВВП, это умеренная цифра по мировым стандартам, чуть ниже средней. При этом у нас нет обремененности по линии государственного долга, и суммарная задолженность перед мировыми элитами в России низка. Кроме того, мы знаем, что корпоративный долг в основном сосредоточен в нескольких крупных компаниях, в основном это Газпром и Роснефть. Это тоже немного меняет картину, в том смысле, что мы можем говорить о зависимости отдельных компаний, но не об общей зависимости всей экономики от долгового финансирования.

Совершенно понятно, что последние годы российский экономический рост в большей степени нежели раньше финансировался банковским сектором. То есть, доля участия финансовых институтов в росте экономики увеличилась. Поэтому небольшой эффект, я бы его оценила максимум в 0,2% пункта роста экономики, может быть от того, что произойдет удорожание ресурсов.

Но мне не это кажется главным в смысле влияния кризисного сценария на нас. Меня больше беспокоит вопрос регулирования нашей внутренней ликвидности, потому что, как известно, у нас межбанковский рынок очень слабый, система рефинансирования не работает, и до тех пор, пока банки и компании могли кредитоваться за рубежом, это никого не беспокоило. Но в ситуации таких глобальных изменений, конечно, дает сбои система циркуляции ликвидности. Поэтому я обеспокоена скорее повторением кризиса 2004 г., когда у российских банков будет недостаточно краткосрочной ликвидности. Это может привести к какому-то перераспределению долей рынка в банковском секторе. Я не думаю, что это критично, это не значит, что будет экономический кризис, но совершенно понятно, что это будет некая зона турбулентности.

А могут ли события на глобальных рынках, как бы то ни было спровоцировать кризис неплатежей в сфере потребительского кредитования в России?

Мне кажется, что это совершенно нереально, потому что объем этого долга мал и короток. Самый худший сценарий — банки решат, что этот рынок им не интересен, или по какой-то причине испугаются и поднимут ставки. Это просто будет означать, что темпы роста этого рынка сократятся, причем в краткосрочной перспективе. Буквально за несколько месяцев можно получить кардинальное замедление. Это будет означать, что кредиты будут погашаться, а новые выдаваться не будут в прежнем объеме. У нас 8% к ВВП розничных кредитов, это 700 долларов на человека, а ипотечных кредитов у нас 130 долларов на душу населения, — это очень маленькие цифры.

Этот вопрос в российской действительности нужно интерпретировать следующим образом — возникает ли у населения желание перестать платить. Но у нас же зарплаты не падают, у нас не происходит экономического кризиса. И я говорю, что нет, я не вижу прямой связи — почему бы люди вдруг решили перестать платить по своим обязательствам?!

А если доллар начнет расти?

С долларом ситуация более принципиальная, потому что мы к валютному рынку очень сильно привязаны, кроме того, это гораздо большая неопределенность, потому что, что будет с курсом валют — не совсем понятно. Но я думаю, что даже в ситуации изменения валютного курса, у ЦБ это будет приоритетом, ему нужно будет зафиксировать свое четкое присутствие на рынке. Потому что любая волатильность на валютном рынке приведет нас напрямую к проблеме с внутренней ликвидностью. Мы это видели на прошлой неделе — как только рубль начал слабеть, моментально все открыли длинные позиции в долларе и рублевая ликвидность сжалась. Наверное, это в большей степени сказалось на внутренней ликвидности, нежели выход иностранных игроков с российского рынка. Тут же последовала интервенция ЦБ в объеме 3 млрд. долларов. Это свидетельствует о том, что приоритет будет — держать валютный рынок. Поэтому я думаю, что на ближайшее обозримое будущее валютная ситуация будет жестко контролироваться ЦБ.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.