Тема: Обменный курс 06 февраля 2007 г.
Орлова Н.В.
главный экономист Альфа-банка

"Курсовая политика всегда вызывает дискуссии"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Наталья Владимировна, индекс "Биг Мак"а используется для оценки соотношения покупательных способностей мировых валют, где в качестве индикатора стоимости потребительской корзины используются гамбургеры "Биг Мак". Данная методика формирования валютных курсов позволяет определить по "бутербродным" колебаниям, как меняется курс валюты той или иной страны, и даже сделать прогноз вперед. Соответствует ли это реальному положению дел?

Мне кажется, что это – достаточно индикативный показатель, то есть, он не является каким-то аргументом с точки зрения прогнозирования валютной политики той или иной страны. Но, в какой-то степени, он дает представление относительно отклонения номинального курса от реального, посчитанного по ППС. При этом, конечно, у индекса «Биг-Мак» есть недостаток – если для американской экономики гамбургер действительно является товаром массового потребления, то совершенно не факт, что в других странах этот продукт воспринимается таким же образом. Иными словами, совершенно не очевидно, что спрос на этот продукт настолько же значим, и цена его устанавливается, исходя из такого же значимого спроса, как это наблюдается в США. В связи с этим, если, например, посмотреть на страны с развивающимся рынком, то для многих из них этот индикатор показывает значительную недооцененность валют на протяжении длительного времени.

Этот индикатор можно использовать как один из аргументов, если обсуждать недооцененность или переоцененность валюты, но, тем не менее, он не является определяющим.

Эксперты The Economist (которые и предложили расчет валютного курса в зависимости от стоимости гамбургера) утверждают, что российский рубль, согласно их методики, недооценен едва ли не вдвое и является одной из самых недооцененных по отношению к доллару валют в мире. Так ли это?

Я привожу всегда в пример ситуацию. Накануне девальвации 1998 года рубль тоже был недооценен больше, чем на 20%. В тот момент, когда он стоил 6 рублей за доллар, индекс «Биг-Мак» показывал, что рубль может быть на уровне 4,5-5 руб. за доллар, и, тем не менее, мы все знаем, что у нас была огромная 70% девальвация рубля. К сожалению, этот индекс давал совершенно ложную индикацию, потому что, естественно, он не может учитывать все дисбалансы бюджетной и валютной политики, либо дисбалансы платежного баланса, которые экономика накапливает, особенно – если эта экономика сильно зависит от нефти. К сожалению, этот индекс не может считаться хорошим краткосрочным индикатором кризиса, он, скорее, показывает долгосрочные тенденции.

Насколько валютный курс определяется только ППС, или надо учитывать при этом и другие характеристики?

Есть альтернативный индикатор, по смыслу немного похожий на «Биг-Мак» в смысле определения фундаментальной стоимости валюты, и он (этот индикатор) считается от размеров денежной массы или денежной базы. Можно брать разные индикаторы предложения денег. Этот индикатор предложения денег соотносится с объемом золотовалютных резервов. То есть, смысл его заключается в том, что в ситуации, если все пойдут в ЦБ и захотят поменять рубли, которые он эмитировал на валюту – какой сложится равновесный курс в такой экстремальной ситуации? И если мы будем смотреть на российский рубль по этому индикатору, обычно я беру достаточно широкий интервал, – верхняя граница определяется М2 (денежной массой) деленной на золотовалютные резервы, а нижняя – как М0, (денежной базой) деленной на золотовалютные резервы. У нас нижняя граница сейчас находится примерно на уровне 12 рублей за доллар. Это очень похоже на индикацию по «Биг-Мак»у, которая дает цифру 15, то есть – близкий порядок цифр. Верхняя граница находится на уровне 28 рублей за доллар.

На самом деле, если мы посмотрим динамику этих двух индикаторов за последние несколько лет, то увидим, что с момента, когда цены на нефть начали расти, и рубль номинально стал укрепляться, тем не менее, ЦБ всячески удерживал его укрепление. Таким образом, сейчас номинальный курс рубля торгуется на этой максимальной границе, причем, очень близко торгуется по соотношению М2 к золотовалютным резервам. И мы можем говорить о том, что у нас действительно основной задачей политики ЦБ было предотвращение укрепления рубля с целью поддерживать российских производителей. И если описывать валютную политику в рамках денежной базы и денежной массы, деленной на резервы, мы как раз видим это стремление ЦБ всячески препятствовать укреплению рубля.

Этот индекс всегда вызывает много дискуссий, и очень часто говорят о том, что валютный курс складывается, в значительной степени, от паритета покупательной способности, это его фундаментальная составляющая. Но все-таки понятно, что, поскольку валютные рынки спекулятивны, то многое зависит и от ожиданий инвесторов. И в этом смысле валютный курс – это всегда некая цена, которая показывает, хотят ли инвесторы приобретать валюту данной страны, насколько их ожидания относительно экономического состояния страны положительны. В какой-то степени этим объясняется и шок 1998 года, хотя индикатор «Биг-Мак» показывал тогда на потенциал укрепления валюты, но уже не было того достаточного количества инвесторов, которые после дефолта готовы были брать на себя риски российской экономики.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.