Тема: «Теневая» экономика 15 февраля 2007 г.
Матовников М.Ю.
вице-президент, главный аналитик Moody's Interfax Rating Agency

"Все большее число компаний отказываются от оффшорных схем владения"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Михаил Юрьевич, оффшор – это нормальный легальный бизнес? В настоящее время многие государства, в том числе, и наше, ужесточают требования к оффшорным компаниям. Планируется, в частности, с помощью новых правил оформления налоговых деклараций, отслеживать связи российских компаний с оффшорами. Организации обяжут перечислять данные обо всех аффилированных иностранных фирмах. Минфин намерен найти способ признавать зарегистрированную в оффшорной зоне организацию налоговым резидентом России, а основанием для этого будет являться тот факт, что контроль и управление такой компанией осуществляется из России. В результате зарегистрированному в другом государстве предприятию придется доплачивать в отечественный бюджет налог на прибыль с сумм, которые оно сэкономило за счет более низких ставок в оффшоре. Прокомментируйте, пожалуйста.

Начнем с того, что оффшор не является бизнесом, это – способ организации бизнеса. У оффшоров существует две цели. Первая – минимизация налогообложения, и вторая – сокрытие реальной структуры собственности. Соответственно, причины интереса к оффшорам в мире связаны именно с этими возможностями. В мире большее внимание регуляторов привлекает даже не столько налогосберегающая функция оффшоров, сколько проблема закрытой информации о собственниках бизнеса и денежных средств. Усиливающаяся борьба с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма в значительной степени побудила регуляторов многих стран обратить пристальное внимание на оффшоры и на тех, кто стоит за ними.

В России интерес к оффшорам в большей степени связан с интересом к налогосбережению, которым пользуются российские резиденты, работая с оффшорами, а также с бегством капитала. Отсюда мы получаем и соответствующие изменения в регулировании. В мире, особенно в Европе, где в результате объединения налоговых систем разных стран возросли риски, связанные с выводом компаний из-под налогообложения, интерес к налогосберегающей составляющей деятельности оффшоров заметно растет.

Соответственно, в целом российская практика развивается в соответствии с мировым трендом. И хотя в мире это считается более-менее стандартной практикой, когда резиденты страны пользуются оффшорами, поскольку это является достаточно удобным инструментом не только для вывода средств из-под налогообложения, но и, не в меньшей степени, как удобный инструмент для международной экспансии бизнеса.

То же мы видим и у российских компаний, когда международные приобретения, как правило, финансируются не российскими головными офисами, а оффшорными подразделениями.

При выборе оффшорной компании обычно руководствуются конкретными задачами, в частности, для минимизации налогообложения, для использования таких компаний в качестве посредников при экспортных операциях. В мире через оффшоры, в основном, проводятся торгово-посреднические операции. И, как правило, компании там выступают торговыми посредниками, а «дельта» между покупкой и продажей товаров и услуг оседает на счете, который недоступен для контроля официальными учреждениями той или иной страны. С введением Минфином новых требований – это останется или нет?

На самом деле, не верно утверждение, что подавляющая часть оффшоров используется для экспортно-импортных операций. Вовсе нет – подавляющая часть оффшоров используется, скорее, для финансовых операций. В России действительно, имеется явный перекос, когда через оффшоры компании скрывают экспортную выручку. Но подобного рода бизнес был бы признан незаконным в большинстве стран.

Для российской экономики в целом оффшорный бизнес полезен или вреден, и почему? И тут же вопрос – для работы крупный и средних компаний, занимающихся разными операциями – оффшор – это позитив, негатив или вынужденное средство для бизнеса?

Оффшорная структура собственности многих крупных компаний и банков – явление, скорее, переходное и связанное с особенностями приватизации и формированием первоначального капитала в России и криминогенной ситуацией в начале 1990-х годов, пик этого уже пройден, и мы является свидетелями того, как все большее число компаний отказываются от оффшорных схем владения. Кто-то делает это под давлением регулятора, как банки, кто-то в преддверии IPO или выпуска еврооблигаций.

Ужесточение и совершенствование налогового администрирования также делают оффшоры все более рискованным предприятием, да и иностранные банки все более косо смотрят на поступления средств из оффшорных центров.

В то же время, думаю, международные холдинги российские компании продолжат выстраивать на оффшорной основе, да и средний бизнес вряд ли быстро откажется от преимущественно оффшорного владения.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.