Тема: РАН 09 апреля 2007 г.
Киселев К.В.
член правления Фонда "Центр экономических исследований и распространения экономической информации "Открытая экономика"

"Мы сомневаемся в том, что в РАН поступит именно такой ответ. Но вдруг?"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

«Ничто человеческое нам не чуждо». Примерно так можно охарактеризовать начавшуюся не так давно переписку между Советом директоров Российской академии наук (РАН) и Комитетом по науке Совета Федерации ФС РФ, осененную личным участием председателя СФ ФС РФ г-на Миронова, выполняющего в настоящее время еще и обязанности лидера политической партии «Справедливая Россия». Уважаемые директора академических институтов обратились непосредственно к господам Б. Грызлову, С. Собянину, С. Иванову и С. Миронову. Последний им ответил по регламенту, то есть, высказал свое мнение по результатам рассмотрения письма от Совета директоров РАН (которых, напомним, утверждает в должности Президиум Академии наук) на заседании профильного Комитета Совета Федерации (где, кстати, нет людей, имеющих отношение к фундаментальной науке). Заведенным в нашем государстве порядком это письмо должно быть рассмотрено на заседании аналогичного профиля Комитета ГД, в аппарате Правительства и где-то в недрах структуры президентской Администрации. Соответственно, вышепоименованные ответственные гослица, если найдут время и если их сильно попросят, выразят свое участие или равнодушие к тревогам г-на Алдошина, возглавляющего СД РАН. Другое дело, что г-н Грызлов, так же как и г-н Миронов совмещает должность Председателя Госдумы ФС РФ с деятельностью на посту лидера партии «Единая Россия», конкурирующей со «Справедливой Россией» за представительство в будущем парламенте, а г-да Иванов и Собянин ни с чем иным свою службу на благо отечества не совмещают, если, конечно, не подозревать в них будущих «преемников». Таким образом, директора академических институтов максимально удачно выбрали адресатов, умудрившись при этом ювелирно точно диверсифицировать свою собственную политическую позицию на будущее. Действительно, зачем требовать внимания от либерального Медведева или от тяжеловеса Фрадкова: первый, хоть и штатный «преемник», но чересчур демократичен, второй же больше снискал лавры, как юморист – уравновешиватель разнообразных министерских придумок, нежели ревнитель интересов общественных организаций с государственным статусом. Зная, как примерно устроена «интеллектуальная кузница» РАН, точнее, Президиума этой организации, расчет именно на двух главных партийцев и двух главных преемников, сделан не случайно – академические «заговорщики» везде имеют свои источники информации. Не за деньги они эту информацию получают, нет, просто научные, околонаучные и просто чиновники славны тем, что любят и ценят сплетни дороже всего на свете – надо же как-то убивать время, свободное от документооборота. Впрочем, сплетни, а тем более гнусные сплетни, иногда оборачиваются вполне осязаемыми выгодами – так уж устроена непрозрачная наша вертикаль.

Итак, директора пишут. Пишут они обильно и неконкретно, опять же – традиционно, поскольку и в вертикаль не встроены, и цифрами жонглируют так, что верить им нет никакой возможности. Но не будем придираться. Во-первых, обращаются они к политическим деятелям и законодателям – раз, держателю акций всего российского ОПК – два, и начальнику органа, не имеющему прав на законодательные инициативы, но, тем не менее, их активно продвигающему – три. Угодить конкретикой всем сразу в таком объеме просто невозможно. Во-вторых, одно конкретное место в послании г-на Алдошина и иже с ним все же имеется. Это обида на то, что некий уже бывший чиновник Миннауки с помощью интернет-технологий в обход закона попытался нарисовать будущее РАН с точки зрения ее управления. Самоуправления, если быть точным. И вот эти нехорошие люди пытаются навязать академическому сообществу «правила игры», ничего не понимая в том, как устроена РАН – мажоритарий российской фундаментальной науки, доказавшая это своей 300-летней историей. И так далее.

Письмо Совета директоров РАН было написано еще в первой половине марта, то есть, до того момента, когда Общее собрание РАН единогласно проголосовало за свой вариант устава, исключивший какие-либо нововведения, и до того момента, когда стало известно, что упомянутый в письме чиновник МОН переходит на другую работу. На сегодняшний день, или на дату первого ответа, полученного от адресатов директорами РАН, высказанная обида лишена смысла – академический устав находится на согласовании в Правительстве, а пресловутый модельный устав валяется, вероятно, в столах и в почтовых ящиках его разработчиков. Наверное, поэтому ведомство (а) г-на Миронова не стали конкретизировать ответы на посылы письма академиков и профессоров, хотя и солидаризировались с ними «в общем и целом». Но взамен они высказали свое совершенно конкретное пожелание, алаверды.

Г-н Миронов предложил обсудить в режиме интернет-дискуссии тему «оптимальных способов поддержки государственного сектора науки», указав для этого не менее оптимальные сроки ее проведения. С точки зрения видного политического деятеля этот процесс должен пройти с мая по сентябрь текущего года, чтобы уже к ноябрю (за месяц до выборов) провести масштабные парламентские мероприятия. Вот это конкретика! Вот это подход прагматичного человечища!

Теперь остается дождаться ответа от остальных адресатов послания академиков. Им остается на выбор несколько вариантов. Они могут дипломатично промолчать или аккуратно отписаться, так как «Закон о науке» прошел все обсуждения и чтения в нижнем и верхнем отделениях парламента, был ими принят, согласован с правовым управлением Администрации Президента и подписан Путиным. Предлагать обсудить этот закон в том же интернете как-то неловко, поскольку трудно заподозрить Грызлова, Собянина и Иванова в «креативном задоре», ставшим визитной карточкой лидера «СР». С другой стороны, эти господа могут отреагировать более прагматично, если им, как и ряду правительственных ведомств, не чужды сомнения в эффективности управления Российской академией наук. А именно: ответить Президиуму РАН в том смысле, что перед лицом современных военных угроз и экономических вызовов управлять 400 научными институтами и 100 000 их работников способами советской безответственности – нельзя. И что ценность академии наук не в директорах, а в научных сотрудниках, которых становится все меньше с точки зрения приносимой ими пользы.

Мы сомневаемся в том, что в РАН поступит именно такой ответ. Но вдруг?


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.