Тема: Технопарки 01 июня 2007 г.
Грачев И.Д.
председатель Общероссийского общественного политического движения «Развитие предпринимательства»

"Сергей Иванов говорит правильные слова, но их надо было произнести еще 15 лет назад"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Иван Дмитриевич, первый вице-премьер Иванов после совещания по технопаркам в Томске заявил, что к 2011 г. объем прироста интеллектуальной продукции, произведенной в технопарках, составит порядка 100 млрд. рублей. При этом речь идет о том, что технопарки будут осуществлять полный цикл – от научной разработки до внедрения, доведения до конечной стадии. Решение о создании технопарков было принято в 2006 г., и был выбран ряд регионов для реализации проектов, в том числе, Татарстан. С Вашей точки зрения, насколько реально выглядят эти планы, возможно ли выйти на такие объемы на уровне мировых стандартов?

Если речь идет о 100 млрд. рублей – то это очень небольшие объемы, потому что у нас сегодня есть около 5 млрд. долларов чисто наукоемкой продукции, а если добавить вклад авиационной отрасли, экспорт вооружений и так далее, то я думаю, что сумма гораздо больше на данный момент. Соответственно, прирастить к 2012 г. 4 млрд. долларов – это пустяки, это даже в инерционном сценарии легко реализовывать. Там появляется обслуживание тех же сырьевых компаний, металлургических компаний, появляются государственные заказы на НИОКР довольно значительные, поскольку свободных денег много. То есть, это скромная цифра, которая легко будет достигнута и без технопарков.

Про саму идею технопарков я уже высказывался. Откуда они вообще взялись? Надо просто понимать, какая общая логика. Сами по себе вложения в интеллектуальную собственность очень рискованные, поскольку погрешность оценки интеллектуальной собственности раз в 10 выше, чем, к примеру, оценка недвижимости.

А если строить среднесрочные планы на таких оценках интеллектуальной собственности, когда закладываешь относительную погрешность в 10 раз большую, соответственно – совершенно другие риски. И страна, которая хочет эти риски компенсировать, пробует это все в локальном исполнении, не ставит над всей страной эксперименты. Так поступал Китай, так поступали другие страны.

Но тут есть два нюанса – мир уже многое обкатал, способы обеспечения преференций, гарантирующих компенсацию рисков, уже хорошо отработаны, и никакой нужды пробовать большинство из них в отдельных локализациях в нашей стране, - нет. Надо учесть при этом, что у нас огромный профицит бюджета, то есть, по налогам никаких особенных рисков нет, и это никаких проблем в стране не создает. Соответственно, если бы из-за преференций по интеллектуальной собственности в 10 раз меньше выпало в этом году, то понятно, что это – абсолютно малозначимо при нынешнем положении дел в России. Эти два фактора означают, что надо преференции для всей страны делать – для инновационных предприятий, для хай-тековских предприятий. Во всей стране!

Не проверять еще раз в отдельных зонах то, что уже давным-давно проверено, а просто запускать на всю страну. И в этом смысле курс на эти технопарки, особые зоны - это идеи 15-20-тилетней давности. Вот 15 лет назад их надо было запускать, когда ситуация была рискованная и тяжелая – это было бы правильно. А сейчас уже надо брать мировой опыт и запускать массовые преференции. Тогда бы мы не на 100 млрд. рублей, а на 50 млрд. долларов вышли в наукоемкой продукции.

Когда речь заходит о технопарках и о прохождении полного цикла от научной разработки до внедрения и коммерческого использования, то речь идет о венчурных инвестициях, крайне рисковых и сложно предсказуемых. В таких условиях можно ли давать четкие прогнозы по тому, какой эффект будет от этого?

Совершенно верная постановка проблемы: венчурные, значит, рискованные. Я говорил, почему. Надо изначально понимать, что начинаются все проблемы с оценки интеллектуальной собственности. Любой бизнес-план, основанный на инновационных разработках, начинается с некоей интеллектуальной собственности, которую кто-то оценивает – бизнесмен, независимый оценщик – с большой ошибкой. И дальше идут большие риски. Но это картина уже достаточно известная, США лет 50 назад начали заниматься этими инновационными, венчурными законами, Ирландия начала заниматься этим 25-20 лет назад, Индия – лет 15-20, Китай – примерно тогда же. То есть там накоплено столько материала, что есть уже достаточно беспроигрышные варианты. Например, налоги на прибыль для инновационных предприятий. Если определять инновационный бизнес достаточно узко, как содержащий в себе знания, и если давать преференции по налогу на прибыль, потому что если это инновационное предприятие неприбыльное, то оно не получит никаких преференций, оно должно быть успешным. То есть, есть два критерия – критерий инновационности и критерий прибыльности. Если он не проходит по этим двум критериям, то он не получит никаких преференций, и страна ничем не рискует, ничего не теряет. У меня на столе, например, есть модельные отчеты – какие именно преференции являются почти не рискованными для такого рода вложений. Если ты делаешь так, что я взял и «забабахал» все в так называемый венчурный фонд, а систему компенсации, рисков и преференций не продумал, то понятно, что все из венчурного фонда уйдет в проекты, которые в основном вылетят в трубу. Потому что до 90% инновационных проектов могут быть не лучше старых, а то и хуже по рискам и по прибыльности. Но зато 10% дают бешеную рентабельность и, по сути, определяют будущее страны. И тогда сама система преференций должна строиться так, чтобы те, которые демонстрируют выдающуюся рентабельность в части преобразований знаний в товар, они и имели эти преференции. Не огромные венчурные фонды, а огромные налоговые преференции нужны таким предприятиям. И тогда надо очень узко и точно определить, что такое инновационная деятельность, инновационный бизнес, и дальше сосредоточиться на прибылеобразных налогах, преференций по ним, они в высшей степени эффективны и почти не рискованны. Соответственно, тогда такие вложения бюджету почти ничего не стоят, но зато создают выдающиеся конкурентные преимущества в стране в части экономики знаний.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.