Тема: Экономическая политика 25 апреля 2008 г.
Гавриленков Е.Е.
управляющий директор компании "Тройка Диалог"

"Проблема номер один – избыточное вбрасывание бюджетных средств в экономику"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

На мой взгляд, такое кейнсианство – все эти бюджетные упражнения, это искусственное стимулирование спроса – оправдано только тогда, когда есть проблема во внутренней экономике, когда экономика стагнирует. У нас такой проблемы нет, экономика и без участия государства в предыдущие годы росла очень хорошими темпами.

На этой неделе МВФ подтвердил опасения Центробанка и Минфина России относительно состояния перегрева российской экономики. По словам главы постоянного представительства МВФ в России Невена Матеса (Neven Mates), об этом свидетельствует сокращение величины счета текущих операций, чему не смог препятствовать даже рост цен на нефть, и увеличение темпов инфляции. Согласно прогнозам МВФ, если не будет введено эффективных антиинфляционных мер, то уровень инфляции в России в 2008 г. будет таким же, как и в 2007 г.

Ситуацию с перегревом российской экономики комментирует управляющий директор ИК «Тройка-Диалог», профессор ГУ-ВШЭ Евгений Гавриленков.

- Я думаю, надо согласиться с тем, что МВФ сказал о перегреве. Действительно, данные платежного баланса свидетельствуют о том, что импорт растет опережающими темпами. Это стимулируется избыточным внутренним спросом, во многом через бюджет, вследствие чрезмерно активного наращивания бюджетных расходов. Как следствие – повышенная инфляция, которая продолжает ускоряться. Это все признаки того, что экономика находится в состоянии перегрева.

Но есть один пункт, в котором я хотел бы не то, чтобы не согласиться с МВФ, но немного дополнить. МВФ, насколько я понял, порекомендовал проводить более жесткую денежно-кредитную политику. Однако я считаю, что в нашем случае основная проблема поджаривания экономики исходит не из чрезмерно мягкой денежно-кредитной политики. Она исходит из чрезмерно щедрой раздачи бюджетных средств.

Бюджетные расходы в прошлом году выросли почти на 40%, а это достаточно высокие темпы роста. В этом же году, если мне не изменяет память, в первом квартале темпы роста бюджетных расходов составляют 45% в годовом исчислении. И понятно, что экономика со стороны производства в принципе не может столь же активно откликнуться на такое избыточное стимулирование спроса, т.е. увеличить объемы предложения товаров и услуг на те же 40-45%.

Никакое производство нигде в мире не может расти темпами 40%-45%. Отсюда идет высокая инфляция, отсюда искажаются все ценовые сигналы, такие как уровень процентных ставок. И последствия – не самые эффективные вложения средств в экономику.

- Какие меры вы могли бы предложить для охлаждения экономики?

- Меньше средств тратить из бюджета, это самое главное. Можно, конечно, еще придумать какие-то меры, но если не будет выполнена эта основная, то все остальные меры могут быть напрасны.

Бюджетные расходы должны расти более медленными темпами. Я думаю, что в нашем случае можно условно говорить о примерном темпе роста увеличения номинальных расходов бюджета на 15%. Тогда можно будет иметь инфляцию на уровне однозначных цифр: 6-8%. Это примерно тот уровень темпов роста расходов, который Минфин обычно пытался предложить правительству, но потом, в ходе бюджетного процесса, каждый год расходы неуклонно ползли вверх. Таким образом, если выполнено это условие, то тогда уже можно будет говорить о какой-то более точной настройке.

Поэтому проблема номер один – это избыточное вбрасывание бюджетных средств в экономику. Экономика с ними не справляется, и это сказывается на росте цен.

- Как можно трактовать перегрев российской экономики в контексте общего торможения экономик Европы?

- Трактовать можно просто. Во-первых, Россия – это еще страна с более низким уровнем дохода, и Россия – экспортер сырьевых ресурсов. В условиях ослабления американской валюты, которое наблюдается в последние годы, цены на сырье, в первую очередь, на нефть, идут вверх. Россия получает дополнительные экспортные доходы, деньги приходят в российскую экономику. Они стимулируют внутренний спрос, и экономика растет. Европейские страны – потребители сырья и энергоресурсов, для них ситуация диаметрально противоположная.

- О позиции МЭРТ. Что важнее: рост темпов российской экономики или опасность перегрева?

- На самом деле, одно другого не исключает. Когда инфляция снижалась в 2006 - начале 2007 гг., а темпы инфляции снижались у нас до второго квартала прошлого года, тогда и темпы роста экономики были неплохие. 2006 год показал ускорение по отношению к 2005 году на процент, в прошлом году ускорение тоже было, но чуть меньше. Ускорение за счет очень высокой инфляции оказалось не очень существенным. Я не вижу здесь противоречия. Но зачем разгонять инфляцию?

Все эти бюджетные упражнения, это искусственное стимулирование спроса… Как правило, подобные меры применяются тогда, когда экономика стагнирует. Именно это пытались делать в Америке после 11 сентября, стимулируя потребление, спрос, наращиванием бюджетных расходов.

Такое кейнсианство оправдано только тогда, когда есть проблема во внутренней экономике. У нас такой проблемы нет, экономика и без участия государства в предыдущие годы росла очень хорошими темпами. Например, в 2006 году этот рост составил 7,4%.

- Каков ваш прогноз относительно дальнейшего развития российской экономики? Удастся ли справиться с перегревом?

- Тут дело не в прогнозе, а в политических решениях. Если будет принято решение о том, чтобы перестать направо и налево раздавать деньги из бюджета, ограничить это вменяемыми цифрами, то тогда удастся. А если по-прежнему будут каждый год расходы увеличиваться на 30-50%, выбрасываться на всякие экзотические цели, тогда – это не прогноз, это, скорее, различные сценарии.


© АЛ "Веди" 2008; www.vedi.ru.