Тема: IPO 02 апреля 2007 г.
Данилов, Ю.А.
старший советник по макроэкономике Центра развития фондового рынка

"В данном случае речь идет об одном конкретном предприятии, об одной конкретной аудиторской проверке"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Юрий Алексеевич, арбитражный суд Москвы признал крупнейшего международного аудитора PWC «фактическим участником реализации незаконных налоговых схем» в деле ЮКОСа. Более того, суд установил, что аудитор пошел на нарушения профессиональных стандартов. Все это означает, что в мае компания может лишиться аудиторской лицензии. В принципе, скандалы с аудиторскими компаниями происходят периодически в мировой практике, однако, PWC обслуживает в России компании, составляющие 50% экономики (правда, по заявлениям американских чиновников). Соответственно, под сомнение могут быть поставлены IPO, которые планировались на 2007 и последующие годы. Да и те публичные размещения, которые уже проводились, могут быть переосмыслены. Непонятно так же, что будет происходить на рынке аудита, например, не вырастут ли цены на аудит, если такой крупный игрок уйдет. Какова Ваша оценка происходящего?

Я бы легче относился ко всем этим событиям, я не склонен видеть в этом страшилки. Здесь нужно четко отдавать себе отчет в том, что, действительно, существуют различные ошибки аудиторов, существует предвзятое отношение аудиторов, существуют должностные преступления аудиторов во всем мире. Видимо, и в России это происходит тоже.

Но в данном случае речь идет об одном конкретном предприятии, об одной конкретной аудиторской проверке, которую PWC осуществили в отношении компании, которую была дана команда затравить. И я думаю, что здесь дело не в PWC, а именно в этой компании, сам этот факт ни в коей мере, как ни странно это звучит, но в российских условиях он ни в коей мере не поставит под вопрос адекватность и аккуратность аудиторской оценки в отношении других российских компаний, которую проводил тот же PWC. Потому что он проштрафился перед теми, кто дает указания нашим судам, кто реализует телефонное право, только в одном – в том, что он подтвердил те цифры, которые были в отчетности компании. Все остальные компании, которые пока не дана команда травить, этим людям - до лампочки. Поэтому я думаю, что никаких крупных системных последствий ни для рынка аудита, ни для IPO не будет. Я, конечно, могу ошибаться, но лично мне кажется именно так.

А у нас что, только ЮКОС от налогов уходил?

Нет, у нас от налогов уходило подавляющее большинство бизнесменов, я думаю, что подавляющее большинство компаний. От налогов уходили и уходят, в том числе и компании с государственным участием. В данном случае преследуют предприятие не из-за ухода от налогов, как все мы хорошо понимаем, и поэтому здесь не работают те намечаемые формальные логические связи, что раз эта компания проштрафилась, потому что неправильно уходила от налогов, значит, и всех других будут бить за то, что они неправильно уходили от налогов. Нет, эту компанию бьют совсем за другое, и поэтому из того, что ее бьют и всех, кто ей помогал составлять финансовую отчетность, никак, на мой взгляд, не следует, что будут бить и других, кто уходил от налогов, пока на это не последует воля государства.

Но тут же вопрос не в том, будут бить других или нет, а в том, насколько тот аудит и те аудиторские заключения, которые делаются по российским крупным компаниям, отвечают реальному положению дел в этих компаниях?

Я думаю, по ЮКОСу то заключение, которое сделал PWC, в большей мере соответствовало действительности, чем многие другие заключения, например, аудиторское заключение по Роснефти. То есть, если сравнивать аудит Роснефти и аудит ЮКОСа, то мне кажется, а я смотрел цифры и того, и другого, цифры Роснефти мне кажутся местами удивительными, но, тем не менее, они подтверждены аудиторской проверкой. Если сравнивать то и другое, то цифры ЮКОСа гораздо правдоподобнее, следовательно, аудиторская проверка в отношении ЮКОСа была проведена гораздо более честно, в соответствии с мировыми стандартами аудиторской деятельности.

Я, честно говоря, с ходу не вспомню, кто был аудитором Роснефти, я просто смотрел отчеты, не обращая особого внимания на аудитора, я, кстати, не знал до начала всех этих громких процессов, что у ЮКОСа аудитор PWC, так и не знаю сейчас, кто аудитор у Роснефти. Но, по-моему, PWC также аудировал и Газпром. Вообще отчетность предприятий с госучастием мне всегда кажется более подозрительной. Очень может быть, что один и тот же аудитор аудирует частную компанию и государственную компанию, но видимо, в России на аудитора при аудите государственной компании, оказывается какое-то давление, чтобы он поставил свою подпись под нужным заключением. Это, конечно, только некое мое предположение, но проистекающее из анализа цифр.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.