Тема: Фондовый рынок 13 февраля 2007 г.
Данилов, Ю.А.
старший советник по макроэкономике Центра развития фондового рынка

"Кризис будет иметь мощное значение для всей экономики"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Юрий Алексеевич, министры финансов стран большой восьмерки считаю необходимым ввести свободную торговлю ценными бумагами на международных рынках, основанную на взаимном признании норм национального регулирования. И кроме этого, они отмечают важность развития внутренних рынков облигаций в национальной валюте, это важно для ускорения роста и повышения стабильности экономик развивающихся стран. С Вашей точки зрения, готова ли Россия к такой либерализации рынка акций, и верна ли оценка рынка облигаций?

Здесь в части сближения с Европой такая работа уже ведется, ведется работа по сближению национального регулирования рынков России и Европы. Естественно, Европа - более мощный центр силы, мы больше двигаемся к Европе, чем Европа к нам, и в перспективе это может привести, может быть, даже к единой системе регистрации выпусков в какой-то отдаленной, более чем десятилетней перспективе. Хорошо ли это для России? Я думаю, что в части сближения с европейским союзом это хорошо. Если брать еще и Америку, то трудно сейчас прогнозировать на 10-ти летний период, а здесь меньше не получится. Но мне кажется, что это пока малореальная затея, потому что регулирование фондового рынка в США сильно отличается даже от регулирования в европейских странах. Причем, я не беру Германию, Францию или Швейцарию, где традиционно сильны позиции коммерческих банков, но и даже относительно Великобритании регулирование американского рынка сильно отличается.

Маленький пример – пока в США существуют излишне жесткие нормы в рамках корпоративного управления, Америка будет проигрывать Лондону как потенциально более либеральному и более сильному финансовому центру, но будет проигрывать до того момента, пока не случится еще какой-то более крупный скандал, чем «Enron», и англичане не придут к выводу, что американцы были правы.

Что касается облигаций – действительно, для многих развивающихся рынков облигационные рынки являются основным источником, на котором предприятия могут привлечь инвестиции. При наличии сильного рынка акций в Корее, рынок облигаций в той же Корее тоже очень мощный и входит в число крупнейших мировых национальных рынков облигаций. Рынок облигаций в Китае превосходит по мощности рынок акций, и тоже служит источником роста китайской экономики, значимым источником роста. Российский рынок облигаций тоже является все более заметным источником инвестиций для реального сектора, и конфигурация, которая сложилась на российском рынке облигаций, дает определенные преимущества России по сравнению с другими развивающимися рынками. Поэтому последние 15-20 лет показали определенный опыт, который наработан развивающимися рынками облигаций, и на этой базе уже можно делать выводы и рекомендации относительно развития тех или иных сегментов финансового рынка, что, собственно говоря, министры финансов и делают. Можно только присоединиться к их мнению. Я привел лишь некоторые факты, которые могут подтвердить эту позицию.

А кризис 1998 г., там ведь тоже был задействован рынок облигаций?

Там был задействован рынок государственных облигаций. Если говорить о кризисе 1998 г., это в полной мере кризис, который развернулся на валютном и на долговом рынках, то есть, валютно-долговой кризис, закончившийся дефолтом по государственным обязательствам. Насколько я понимаю, то мнение, которое высказали министры финансов, касается рынка корпоративных обязательств, потому что они говорят об источнике роста экономик. Рынок государственных облигаций источником роста экономики быть не может, у государственных облигаций несколько другие функции. Да, там есть функция, которая косвенно может стимулировать экономический рост, но только косвенно.

Но применительно к России сейчас уже многие аналитики говорят, что если в 1998 г. у нас был большой госдолг, и была проблема на рынке государственных облигаций, то сейчас у нас очень высокими темпами растет долг корпоративный, и это тоже опасность.

Пока это еще не опасность, в том виде, в каком это сформулировано - большой корпоративный долг. В такой формулировке это не опасность. Он еще не очень большой, и по сравнению со многими и развитыми, и развивающимися рынками, соотношение размеров экономики и корпоративного долга в России относительно низкое. Рынок корпоративных облигаций, корпоративный долг в России будет продолжать расти по экспоненте еще примерно, по моим оценкам, до 2009 г., потом перейдет в повышательный, но линейный тренд. Рынок еврооблигаций как рос, так и будет продолжать расти по линейному тренду. Где-то в этом году, к третьему кварталу, внутренний рынок корпоративных облигаций по объему привлечения превысит объем привлечений на рынке корпоративных еврооблигаций, и тем самым мы получим нормальную структуру на рынке корпоративного долга. Нормальную – если сравнивать с развитыми рынками и ведущими развивающимися рынками. То есть, сам рынок корпоративного долга фактором риска, на мой взгляд, не является. Но на этом рынке есть некоторые сегменты, которые являются потенциальными детонаторами очень мощного кризиса, кризиса всей экономики, в отличие от 1998 г., когда кризис затронул финансовую сферу и на реальный сектор оказал противоречивое воздействие, может быть, даже больше положительное, чем отрицательное. А будущий кризис будет иметь очень мощное значение для всей экономической системы страны. И если говорить о детонаторе, который сидит на рынке корпоративного долга, то это те корпорации с госучастием, которые, пользуясь благоприятной экономической конъюнктурой, пользуясь доверием инвесторов, набирают очень большие долги. По некоторым корпорациям эти долги становятся просто опасными, они ставят данные корпорации на грань банкротства, и те корпорации, которые не озаботятся вовремя о пополнении собственного капитала – по сути дела, Роснефть ушла от дефолта IPO. Сбербанк и Внешторгбанк идут на это, не потому, что они такие любители рынка акций, а потом что им просто некуда деваться. И многие государственные компании еще выйдут на IPO и решат эти проблемы, или отложат решение проблемы в будущее. Но те компании, которые не пойдут по этому пути, станут банкротами. Если говорить о росте корпоративного долга, то он опасен именно в этой части, когда деньги попадают к тем, кто не умеет ими правильно распоряжаться. Деньги, которые занимаются на рынке под относительно небольшие проценты, вкладываются в нерентабельные проекты, пускаются на ветер, и когда придет пора отдавать эти деньги могут быть две принципиально разные ситуации. Либо конъюнктура рынка будет хорошей и можно будет перекредитоваться, или конъюнктура рынка к тому времени станет плохой, цены на нефть упадут, доверие к российской валюте станет ниже, ставки вырастут, и в этой ситуации эти корпорации могут не суметь рефинансировать свой долг, то есть, станут банкротами.

А много у нас неэффективного бизнеса?

Много. Сказать, половина это экономики, 2/3 или ? не могу, нужно проводить серьезные исследования, но наблюдая за крупнейшими корпорациями с государственным участием, отслеживая их объявления о начале того или иного проекта, о том или ином стратегическом решении, видно, что бизнес-поведение этих корпораций далеко не оптимально, далеко не эффективно. Понятно, что они решают не только бизнес-задачи, но и некие политические задачи посредством их решает наше высшее политическое руководство, но с точки зрения бизнеса это потеря рентабельности, это угроза их деятельности.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.