Тема: Финансовый рынок 29 августа 2007 г.
Белянин А.В.
преподаватель и координатор научных программ Международного института экономики и финансов

"Кризисы? Конечно, будут!"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Алексей Владимирович, учащающиеся в последнее время микрокризисы на мировом рынке, могут привести к удорожанию финансовых ресурсов в мире. Инвесторы могут пересмотреть свои стратегии, и начать требовать большей платы за риск, связанный с глобальной нестабильностью. Прежде всего, это ударит по развивающимся рынкам. Для России, учитывая , как активно заимствуют на Западе наши корпорации, удорожание ресурсов может быть весьма критичным. Насколько велики подобные риски?

Кризисы, конечно, будут — как же без них. В меняющемся мире они едва ли не более неизбежны, чем смерть и налоги; другое дело, что их, пожалуй, даже сложнее предсказывать и предугадывать, к каким последствиям они приведут. Можно с большей или меньшей аккуратностью строить ранние индикаторы кризисов, но они все равно они будут небезусловными, и лишь вероятностными. Это во-первых.

Во-вторых, кризис кризису рознь, и разные виды кризисов могут по-разному воздействовать на одни и те же рынки. К примеру, недавние колебания мировых финансовых рынков были спровоцированы кризисом задолженности по ипотечным кредитам в США; однако те же рынки могли бы среагировать, скажем, на колебания цен на нефть, и механизм реакции был бы другим.

В-третьих, разной может быть и природа самих кризисов — от экономических причин до политических решений, вроде проекта вторжения США в Иран, и даже природных катаклизмов — не Катрина так Дин или еще какая-нибудь Беллатрикс — вот вам и новый кризис.

Но каким бы ни был кризис, скорее всего, инвесторы отвернутся от развивающихся рынков, произойдет разбалансировака на мировом валютном рынке, возможно, начнется рост доллара, и скорее всего будут скачки на сырьевых рынках, прежде всего, на рынке нефти и нефтепродуктов.

Инвестор — человек подневольный экономически — в том смысле, что он естественно обречен реагировать на изменения условий экономической деятельности. Инвестор также человек рациональный, и будет реагировать на взрыв там, где рвануло, а не там, где светлее: если кризис не затронет развивающиеся рынки, то и инвестор с них не уйдет. Другое дело, что в наши дни кризисы стали глобальными. Еще лет 10 назад нас, скорее всего, обошел бы стороной кризис, который в США вызван ипотечным кредитованием. Сейчас такое немыслимо, потому что рынки, даже наш рынок, гораздо более тесно связаны с мировым, и не через какую-то одну-две компании, а через деньги инвесторов. Естественно, если они могут за одну секунду — просто нажав на одну клавишу компьютера — перевести миллиарды долларов из Москвы в Лондон, Токио и Нью-Йорк, то эти географически далекие рынки де факто крайне близки друг к другу.

Из числа российских рынков к числу сравнительно уязвимых, безусловно, относятся финансовые, просто в силу того, что значительная часть средств, вложенных в них, вращается также на западных рынках, и мы, уступая по суммарной капитализации более чем в 30 раз одной нью-йорской фондовой бирже, разумеется, зависим от мировых тенденций. Не факт, кстати, что эта зависимость нам непременно во вред: скажем, тот же ипотечный кризис в США может привести к снижению доверия инвесторов к американским закладным, и они могут переложить часть денег на наши рынки. Небольшие размеры рынка могут быть и стабилизирующим фактором: так, ипотечный кризис в США был обусловлен принципиально теми же причинами, который действовали и в Москве, однако искусственное и я бы сказал, плановое ограничение темпов роста цен на московскую недвижимость предотвратило дальнейший рост пузыря, а с ним и опасность резкого, в одночасье снижения цен. Инвесторы, вложившие много денег в московскую недвижимость, не только правомерно опасались взрыва этого пузыря, но и имели возможность контролировать рост цен — как раз в силу сравнительно небольшого размера рынка.

Может ли что-то, происходящее на мировых рынках, привести к кризису неплатежей по потребительским кредитам в России?

Я думаю, что может, но вряд ли в краткосрочной перспективе. Например, если сейчас цены на нефть сильно упадут (что маловероятно), то это, очевидно, приведет к снижению доходов тех, кто берет эти кредиты; однако чтобы этот процесс дошел до конца и «прочувствовался» всей нашей банковской системой, потребуется несколько месяцев. В случае такого кризиса возможны разные варианты, однако, по всей видимости, разумная стратегия в этом случае состояла бы в сглаживании давления на рынок, например за счет целевых адресных субсидий ЦБ, у которого в любом случае будет и время, чтобы разработать политику антикризисного реагирования, и средства для подобных интервенций.

А валютные курсы потребителей не волнуют?

Валютные курсы волнуют тоже, но это процесс еще более гладкий, еще более «размазанный». Здесь, я думаю, что рынок достаточно устойчив к тому, чтобы самостабилизироваться. За последние четыре года доллар у нас упал на почти на 20% — и ничего, значительная часть населения все равно держит сбережения в долларах. А что случилось бы, произойди такой же обвал за одну неделю? Время и в финансах — лучший лекарь, и чем более плавно происходят структурные изменения, тем меньше вероятность больших потрясений.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.