Тема: Газ 07 марта 2007 г.
Миронов В.В.

"Роль России в «газовом ОПЕКЕ» будет второстепенной"



Ваш комментарий*
Фамилия,
имя:
Должность,
место работы:
Ваш e-mail:
Тема:
Ваш
комментарий:
  
* — Заполните форму или отправьте на e-mail comment@vedi.ru.

Валерий Викторович, глава МЭРТ Герман Греф на заседании правительства пожаловался, что невозможность получить от Газпрома прогноз по добыче газа стала одним из препятствий при подготовке сценарных условий развития экономики на среднесрочную перспективу. То есть, Греф, по сути, обвинил Газпром в непрозрачности. Однако Фрадков стал Газпром защищать: мол, что же вы хотите, это естественная монополия со всеми вытекающими последствиями, продолжайте добиваться дальше. Какова Ваша оценка ситуации? Может быть, уже пора не отмахиваться, как это делает Фрадков, а начать реформировать газовую монополию?

Действительно, реформировать и газовую монополию, и весь нефтегазовый сектор необходимо как в интересах компаний, так и российского экономического роста в целом. На скроенную наспех в первой половине 90-х годов структуру нашего нефтегазового сектора без большого сожаления смотреть нельзя. Компании все еще сравнительно невелики по мировым меркам, недиверсифицированы в должной степени, а значит финансово не столь устойчивы, как это могло бы быть. Кроме того, они не участвуют в должной степени в формировании конкурентоспособных кластеров на внутреннем рынке, так как нацелены на покупку импортного оборудования и сервисных услуг иностранных компаний. Несмотря на текущее финансовое благополучие, предпосылки для возникновения дефицита финансовых средств для развития назревают. Об этом косвенно говорит и тот факт, что Газпрому не удается спрогнозировать объемы своей добычи.

На мой взгляд, совсем неудивительно, что проекты относительно коренной реструктуризации нефтегазовой отрасли периодически оживают как «Птица Феникс» из пепла. В начале 2000-х гг. они были чисто гипотетическим даже с точки зрения привыкших работать в рыночной среде западных инвесторов и западных консультантов. Они считали, что идея разделения Газпрома сомнительна по крайне мере с двух точек зрения. Кстати, их мнение относительно сдержанного отношения к быстрому разделению Газпрома поддерживали эксперты ОЭСР, которые за последние несколько лет сделали два достаточно серьезных доклада относительно энергетического сектора России, и в частности, газовой отрасли. Были два основных препятствия к тому, чтобы разделить Газпром как чисто газовую компанию на 2-3 компании, конкурирующие между собой. Хотя технологических препятствий ни тогда, ни сейчас нет. Во-первых, считалось, что те 15-20 млрд. внешней задолженности, которая была в начале 1990-х гг., тормозит разделения, потому что инвесторами через международные суды могут быть вчинены досрочные иски о ее погашении при разделении Газпрома. И второе – была ссылка на опыт стран, где прошло конкурентное реформирование газовой отрасли, в частности, США и Великобритании. При этом было обращено внимание на то, что когда там начинались реформы, число производителей газа было достаточно велико, и это позволило избежать сговоров, монопольных эффектов при введении конкуренции в сферу газодобычи. Сейчас часть этих препятствий устранена. Газпром из чисто газовой компанией достаточно быстро становится нефтегазовой компанией, повышается уровень его органической диверсификации. И хотя валютная задолженность сейчас составляет уже 30 млрд. долларов примерно, финансовая устойчивость его выше, что снижает риск исков о досрочном погашении со стороны внешних инвесторов, если будет принято решение о его разделении. И число независимых производителей газа достаточно быстро увеличивается, а доля Газпрома в общероссийской добыче уже снизилась и продолжает падать. Прирост добычи обеспечивают независимые производители. Поэтому все идет к тому, что постепенно создаются условия для разделения Газпрома. То, что он не прозрачен – это всем известно, с этим мириться нельзя. Но в то же время нельзя с водой выплеснуть и ребенка, и нужно учитывать, что в текущей ситуации по нашим оценкам, очень важно такое реформирование, которое не подорвет, как это произошло в начале 1990-х гг., интенсивность инвестиционных процессов. При этом нельзя забывать о том, что Газпром и естественные монополии вообще – это основные драйверы инвестиционного процесса в ближайшие годы. Объемы инвестиций Газпрома по имеющимся планам должны вырасти с 13 млрд. долларов в 2006 г. до 18,6 в 2007, до 22 – в 2008 и до 25 в 2009 г., и это лишь чуть-чуть уступает амбициозным планам Чубайса. То есть, это два драйвера, вместе с железными дорогами, их доля в совокупном объеме инвестиций скоро приблизится к 30%. И мы видели как начало реформирования РАО ЕЭС затормозило в 2005-2006гг. рост инвестиций. В этом году они должны их взвинтить в три раза, удастся ли - посмотрим. То же самое может произойти и с Газпромом. Я это говорю к тому, что все нужно делать очень аккуратно, а начать резонно с введения рыночных механизмов в сфере торговли газом, с доступа к трубе для независимых производителей. А вообще, на мой взгляд, надо стремиться к тому, чтобы у нас было три крупнейших, конкурентоспособных на мировом уровне нефтегазовых компаний, чтобы они соперничали между собой. К этому надо идти. Но это, я думаю, дело нескольких лет. А проекты такого реформирования нужно разрабатывать уже сейчас, немедленно, учитывая процессы вызревания газового ОПЕКа.

Можно как-то повысить степень прозрачности не разделяя Газпром?

Какие-то паллиативные решения по повышению прозрачности возможны, но принесут ли они результат - неясно. Следует опираться на опыт электроэнергетики, которая реформируется с выделением отдельных юрлиц внутри вертикально-интегрированных компаний на сходных принципах. В то же время, важны два момента. Первое - между газодобычей и электроэнергетикой существуют серьезные различия, прежде всего технологического плана, что напрямую не позволяет в полной мере переносить опыт одной отрасли на другую. Второе - важно не столько повышение прозрачности само по себе, сколько усиление конкуренции в производстве и снижение на этом фоне удельных издержек.

Видно, что в глазах инвесторов так и читается немое предложение российским властям: создайте при посредничестве недавно образованных госкомпаний три мощных нефтегазовых компании, конкурирующих внутри и конкурентоспособных на мировом рынке, и мы вложим в вашу экономику огромные деньги, а самое главное привнесем свои технологические ноу-хау! При этом не только в нефть и газ, но и в остальную экономику, для которой нефтегазовый импульс с точки зрения формирования внутреннего спроса и диверсификации экономики крайне важен.

Я уверен, что многие наши производители также мысленно взывают к лицам, принимающим решения: пожалуйста усильте конкуренцию, снизьте издержки за счет торможения роста разбухающих коммерческих затрат, природа которых неясна, а размер совместим с платежами Газпрома в бюджет. Снизьте за счет этого себестоимость производства газа, в том числе сжиженного! Иначе наша роль в возникающем газовом ОПЕКЕ будет второстепенной из-за серьезной – практически кратной - разницы в издержках газодобычи в России и у потенциальных участников газового ОПЕКА.


© АЛ "Веди" 2007; www.vedi.ru.